Нимфетка заболела

Весенние простуды — обычное дело…

Но признаюсь, давно уже не читал стихов лучше.

Осмелюсь даже ляпнуть: после Иосифа Бродского.

Владимир Лавров. Запомним…

Владимир Лавров

Нимфетка заболела

Нимфетка заболела. Сильный жар.
Инжирный привкус “кроличьей простуды”.
Она почти не чувствует… Не буду
Терзать себя. Румянец и загар,
И вздыбился пушок, глаза закрыты…
Я напишу стишок тебе, Лолита,
Долорес Гейз – мой невозможный дар!

Как устоять от новых ощущений?
Катать по животу волшебный мяч
Растрепанных волос… Ну-ну, не плачь,
Прижмись ко мне и дай свои колени.
Духи Soleil Vert и серый взгляд тоски.
Отдам всю жизнь лишь за одно мгновенье
Ласкать твои набухшие соски.

“Из фунтика еще любила есть
Поджаренные зерна кукурузы”.
Bonjour, моя голубка, хочешь сесть?
O, mon petit, – как говорят французы.
Пора в дорогу, к перемене мест.

Для физиологов неразрешим вопрос –
Моя способность лить потоки слез
во время…

***

Гумберт Гумберт

Ах, Гумберт Гумберт! Ты еще не умер.
Все невпопад, и даже жизнь – смотри:
Гостиница, и неприютный нумер
Кончается опять на цифру “3″.
Три дня всего. Девчонка повзрослела.
Она уже не просится уйти,
И в зеркалах мелькает то и дело
Ее почти мальчишеское тело,
И взгляд беспомощен, но аппетит
По-прежнему не покидает Долли,
И крошки шоколада на подоле
Рассыпаны. Тебя опять мутит?

– Ух, отвратительно, – толстяк и алкоголик
Бежит наверх, – вы больше не должны…
Мне больно, сэр, прошу, не надо, больно…

Что там за музыка? Прислушался невольно –
Какие звуки, как они нежны!

Взрыв смеха, бряк лопаты – в этом хоре
Еще живет усталый голосок.
Ло. Ли. Та. Ло. Моя малышка Долли.
Душа моя. Мой грех. Любовь и горе.
В пять футов ростом, беленький носок.

“Надеюсь – муж твой будет хорошо
с тобою обходиться, а иначе
мой призрак разорвет его на части.
Не разговаривай с чужими. Все несчастья
от прикасаний рук. Твой сын, твой мальчик,
уже проснулся и засунул пальчик
в слюнявый рот”.
И этот день прошел.

***

Трамвай

Трамвай прошел без остановки,
как тени, разбросав желания.
Сноп искр рассыпав под дугою,
и обрывая провода.
Я видел в полутьме салона
пустые гнутые сиденья
и смятый скомканный билетик,
с утерянным и беззащитным,
по-детски долгожданным счастьем,
что заключают в себе цифры
на этом маленьком листке.

Лишь дуновенье на подножке
еще хранило его запах –
так пахли дома мандаринки
на елке в ночь под Новый год.

Дома сомкнулись, перерезав
трамвайные пути, но в щелку
еще виднелись, удаляясь
мигающие огоньки.
А на абсурдной остановке
листва хрустела под ногами,
а в окнах дома, что напротив,
все раздувалась чернота,
причмокнув влажными губами,
и поглотив последний звук
звенящего в ночи трамвая,
который больше не вернется,
сменив маршрут и даже город,
и увезет с собой билет,
с таким хорошим сочетаньем
нечетких синих смятых цифр
и запахом волшебной ночи,
той самой, что осталась в детстве,
где каждая моя поездка
на стареньком смешном трамвае
казалось чудом и подарком,
и обещаньем новых встреч.

***

Гуливер в стране великанов

Глюмдальклич, девочка… те старые игрушки,
что ты забросила… и платья впопыхах,
твои корсетики, тесемочки и рюшки –
какую чудную доверили зверушку!
смотри, не урони!  он весь в твоих руках!

ты уголок украсила цветами,
и кормишь с ложечки – ну что еще ему
так не хватает? маленький лемур,
с невыразимо сонными глазами,
сидит в углу и пишет про “ля мур”.

Глюмдальклич, девочка… когда и он наскучит,
приестся, надоест, порвется в пух и прах,
заброшенный в углу, как в приступе падучей,
дрожащий, жалкий, с пеной на губах,
где старые игрушки… в общей куче
беспамятства – набрось британский флаг
поверх всего и дверь прикрой получше.

***

*** тот человечек что сидит во мне…

тот человечек что сидит во мне
и бьет  все время изнутри по голове
как заключенный в камере он ходит
туда - сюда и меряет шаги
ужели он мечтает о свободе
о свадебной мелодии любви

а воля тает тает тает тает
весна прозрачна призрачна светла
фата невесты и невинность – та ли
девчонка снилась взглядом обожгла
ей хочется чтобы скорей случилось
это –
и шум и музыка игристое вино –
стать женщиной и обернуться в лето
как в пестрое льняное полотно
ступая из воды покачивая бедра
величественно гордо и свободно

иона - иней гость ночной стены
к утру расстает и водицей талой
сбежит в ручей и он вздохнет устало
тот человечек заключенный без вины
прижав ладони  вытянув носок
что видит он через дверной глазок

***

Садо-мазо

*
что мне сказать тебе девочка
этим таким неприютным холодным утром
быть бы мне лучше морщинистым мудрым
лучиком солнца ласкать свои мысли-извилинки
сидеть на завалинке перебирая веревочку
с узелками словно четки с издевочкой
над этим глупым безмозглым филином
что смотрит из зеркала тупо таращя морду

*
что мне сказать тебе в это промозглое мутное
вижу зачем-то горло твое беззащитное
тянутся пальцы к нему
нет я сначала прижму к себе обниму
а потом оберну замотаю жесткими путами
чтобы хрустели хрящи чтобы трещали щиколотки
чувствуя как изломалось издергалось исстрадалось
сладостной болью ужасным полетом в усталость

*
да не забыть бы спросить: ты на ночь молилась?
перебирая уже узелки на горлышке
отбросив веревочку к меркнущей теплой завалинке
вцепившись зубами в плоть отпивая по маленькой
соленое пенное и горячее
снова таращась очами такими не зрячими
изнывая желанием слышать как просишь ты милость
прижимаясь всем телом растерзанным к своему горюшку

*
что мне еще сказать тебе девочка
этим днем одурев озверев от разлуки отчаянной
от молчания переходящего в полу мычание
от извилинок этих болящих здесь на завалинке
рвущихся из тесноты темноты через темечко
к лучику солнца – усохнуть и превратиться в веревочку
с узелками безумной жажды того прикасания
что ласкает шею ломая непрочные косточки

*
что мне сказать в этот вечер нечего
разве расскажешь не чувствуя крик под руками
не растворяясь в тебе каждой клеточкой
что мне сказать тебе девочка
если ночь привязал как тяжелый надежный камень
к собственной шее обвив ее той же веревочкой
сразу почувствовав как стало легче мне
каждое утро вставать в это промозглое вечное…

***

спи

*
перестроиться телом своим неуклюжим
в иную субстанцию – в куст сирени
под твоим окном – как хочу быть нужным
нежным виться вокруг коленей
когда ты выйдешь шелком соцветий
пятилистником счастья ласкать твои губы
быть таким же наивным как малые дети
еще не познавшие мир этот грубый
уметь как они верить в сказку в легенду
в то что есть существует любовь неземная
о которой поют мне Малер и Гендель
Шопен и Скрябин нет я не знаю
тех композиторов что так неистово
рвут мое сердце этим созвучием
ветром мелодии бьющейся в листья
и доводящей меня до падучей –
этот восторг на грани припадка
даже растения чувствовать могут
как это больно и как это сладко
врастать в твою плоть окунаться в омут
бездонных глаз целовать твои клеточки
родинки впадинки капельки пота
как ты уверенно входишь девочка
в жаркое царство тирана-Эрота

нет никогда не увянет цветенье
бесстыжей сирени вокруг этих юных
упругих сосков и точки сплетенья
солнечной страсти с забвением лунным –

как я безумен в своем распаде
на атомы счастья но мне его мало
я снова тянусь к тебе прости Бога ради
спи моя девочка ты устала

**
она уснула она молчит отвернувшись спиною
не устаю целовать эти белые плечи и спинку
Господи почему мне грустно сегодня словно иное
себе представлял как будто забыл что цветные картинки
выцветают на этом свету что льется из окон
такого высотного здания что даже птицы
иногда пролетают ниже нашего этажа ее темный локон
разметался развился тревожно дрожат ресницы

раздвоилось сознание чувствую эти дыры в нем
куда я падаю даже не успев проститься как страшно падать
спи моя девочка что еще мне в оставшейся жизни надо
как помнить этот твой сладко-тревожный сон этим днем
и вряд ли я тебе снился ты отвернулась свернулась в комочек
а я боялся тебя тревожить я вновь прорастаю в куст сирени
когда этот снег растает раскрою свой первый листочек
и дотянусь до тебя чтобы снова ласкать колени

нет не дожить до весны слишком зима необъятна
голые ветки-пальцы ломаю свои в раздумье в разлуке
спи моя девочка спи пусть снится тебе приятное
а не мои глаза истощенные этой мукой
этой болью прощанья со спящей как будто и сам во сне
распадаюсь опять на атомы боли и страха
падаю в дыры сознания в серый и липкий снег
напоследок рванув за ворот свою рубаху

спи моя девочка спи вся жизнь наша только сон
наши сны так случайно столкнулись что испугались
и потеряли  свой цвет вот висит черно-белый балкон
на котором засохли и мерзнут цветы не дождались
не дождались когда ты проснешься и выйдешь их поливать
скукожились почернели засыпаны снегом уже бескровны
спи моя девочка жаль что некому будет тебе напевать
колыбельные песни - сирень замерзает безмолвно

***

*Тепло не состоялось…

*
Тепло не состоялось - дождь и ветер …
Плывет по лужам тополиный снег,
И поезда, озябнув, мчатся в Питер,
Глотая окнами набухший влагой смог.
Зевота, леность, скука, прозябанье,
Горячий лоб и холод мокрых ног …
Она - восьмидесятый год изданья,
Но мимо, мимо, убыстряя бег,
Скользит, летит во мраке этой жизни,
Луч света в темном царстве нереид.
Рванись вослед, подпрыгни и зависни -
Нет, оборвался, сплющился, звенит
Копейкой медной, закатился в угол
Момент надежды, в прорванный карман,
И вечер, словно отсыревший уголь,
Шипит в жаровнях вывесок-реклам
Кармен-сюита … карма … божья кара …
Бормочешь бред под скрежет бор-машин, -
Два сапога с одной ноги - не пара, -
Споткнулся, грохнулся, расшибся, рассмешил…

***

Источник: Стихи.Ру

Метки: , , , , ,

3 коммент. к “Нимфетка заболела”

  1. Алеша Локис (1232 comments) пишет:

    Весенние простуды — обычное дело…
    Но признаюсь, давно уже не читал стихов лучше. Осмелюсь даже ляпнуть: после Иосифа Бродского.
    Владимир Лавров. Запомним…

  2. Юрий Ветта (32 comments) пишет:

    Мда :) Весьма приятные стихи :)

  3. Алеша Локис (1232 comments) пишет:

    Да, Юра. Сейчас вот перечитал заново — как в первый раз… :nod:

Оставить комментарий или два

Вход на сайт под своим логином, для тех, кто не любит играть в пазлы:)

Вход или Регистрация

.




Не получается отправить? — инструкции


Скрыть объёмистое содержимое можно под тегом [spoiler]

Разрешённые теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>