«Я люблю смотреть, как в страсти стонут дети»

0011_5_lg3

Свободный до полной уже разнузданности текст Михаила Армалинского, предлагаемый вашему вниманию, кого-то может шокировать своей аморальностью. (Меня всегда подмывало слегка подправить его творческий псевдоним в пользу Аморалинского, а название журнала GE, General Erotic — на GP, General Pornotic).
Но человеку разумному и не предвзятому — действительно свободному от ханжеских установок — логика автора не покажется ущербной или несостоятельной: он неумолимо последователен в своей языческой доктрине культа телесных наслаждений. Другое дело, возбуждает ли эта доктрина?
Обратим этот вопрос к чувствам читателя…

- Дяденька, я ещё маленькая…
- Ну расти, расти, покуда бант отстегну.

ХАЛУВИНОВОЕ ЛОЛИТСТВО,
ИЛИ НАСЛАЖДЕНИЯ И СТРАХИ ПОЗДНЕГО ДЕТСТВА

Некоторое время назад у меня была связь с 19-летней студенткой по имени Доротея. Она приехала домой на летние каникулы, а осенью возвращалась в университет в другом штате продолжать обучение. Мне посчастливилось завлечь её и провести с ней восторженный месяц. Встречались мы тайно, поскольку родители внимательно следили за ней, не желая признаваться, что их дочь уже совершеннолетняя и вполне созревшая женщина. А быть может именно об этом они догадывались, но продолжали играть в игры: родители требовали, чтобы Доротея была дома к 11 вечера и ночевала только дома. Но нам вполне хватало времени до этого срока. Более того, родительская дисциплина позволяла нам хорошо выспаться порознь, чтобы со свежими силами приниматься за любовные дела с раннего утра. Доротее пришлось солгать родителям, будто она нашла временную работу, чтобы подзаработать денег для карманных расходов, и мы вместе придумали, будто она работает секретаршей в моей компании. Я даже давал ей карманные деньги для пущего правдоподобия, чтобы ей веселее жилось.
Начав с жарких соитий, мы вскоре прониклись симпатией друг к другу и даже доверием. Именно поэтому Доротея рассказала мне в перерывах между объятиями историю, верить в которую мне хочется хотя бы потому, что моя юная возлюбленная на деле демонстрировала такую свободу в изъявлении и удовлетоворении своих желаний, а желания эти были настолько свободны, что верить в её рассказ просто приходилось.
Попробую изложить то, о чём она мне подробно рассказывала в последний день перед своим отъездом. Я задавал ей каврзные вопросы, но она отвечала вполне убедительно и уверенно. Впрочем, вам судить.

Доротее было 15 лет, когда в школе организовали недельный поход в дикие леса одного из крупнейших национальных заповедников. Из нескольких старших классов набралось двадцать мальчиков и девочек, которые горели желанием углубиться с огромными рюкзаками за спиной в чащи и дебри. Поход был запланирован на летние каникулы, и со школьниками должны были идти а лес четыре взрослых инструктора-следопыта. В день отъезда на школьном дворе их поджидал автобус с затемнёнными окнами. Школьников пришли провожать родители, нервно готовящие себя к тому, что в течение десяти дней никаких контактов с детьми у них не будет - таковы были условия лесного туризма, чтобы научить детей жить вдали от цивилизации, родных и обходиться минимальным комфортом.
Когда автобус выехал за пределы города и помчался по хайвею, школьники восторженно и с предвкушением смотрели в окна, которые изнутри были абсолютно прозрачны, смеялись и бросались друг в друга скомканными бумажками, особенно в тех, кто им нравился. Мальчиков и девочек было поровну. Инструкторы сидели по двое, впереди и сзади. Доротее тогда показалось, что они ведут себя друг с другом напряжённо, озабоченно и как бы находясь наготове к какому-то важному действию.
Ночь предполагалось проспать в автобусе, а наутро уже быть в заповединике. Как вспоминала Доротея, после остановки в ресторане на обед, все почувствовали себя сонными и крепко заснули.
Доротея проснулась в постели в спальне, а когда она повернула голову, то увидела рядом с собой спящего, одноклассника Стэна, в которого она была тайно влюблена, но что ни для кого не было тайной. Она попыталась тихо встать с кровати, чтобы его не разбудить и одеться, но одежды нигде не было, было кресло, столик, был огромный телевизор, подвешенный к потолку, и были две двери. Одна дверь оказалась закрыта снаружи, а другая вела в ванную. Доротея хотела запереться в ванной, но дверь не запиралась. Ванная была просторной - джакузи, душ, унитаз и биде находились посередине обширной комнаты, которая размером была почти такой же, как и спальня. И опять же огромный телевизор, подвешенный на потолке. Доротея уселась помочиться, и в этот момент вспыхнул экран, и она увидела, свою подругу Вики, лижущую чей-то член - было не видно, кому принадлежит этот большой орган. Ошеломлённая Доротея увидела, как Вики закашлялась. Доротея в панике выбежала из ванной и столкнулась с вставшим с кровати Стэном. Тот смотрел на Доротею огромными глазами: “Ты… ты что тут делаешь?” - всё, что мог сказать он, глядя на Доротею, прикрывшуюся полотенцем, но из-за которого выглядывал один сосок, который она умышленно оставила открытым.
И в этот момент их отвлёк голос, идущий из телевизора в спальне:
- Доброе утро, Доротея и Стэн! Стэн, иди в ванную и опорожнись, а ты, Доротея, ложись в постель и жди его.
Ошашашенные Стэн и Доротея переглянулись и молча повиновались. На экране телевизора демонстрировалось совокупление крупным планом. Доротея никогда до этого не видела такого и не могла оторвать глаз. Стэн вернулся и лёг в постель, но его интересовала Доротея, и он обнял её.
В этот момент открылась дверь и в неё вошли мужчина и женщина лет тридцати. Они были обнажены. Мужчина нёс поднос с завтраком.
- Доброе утро, ребята! - сказал мужчина, ставя поднос на стол. - Вместо блужданий по дикому лесу, вам предстоит экскурсия по райскому саду, и мы будем вашими гидами.
- А пока подкрепитесь, - улыбнулась женщина.
- А где все наши ребята? - спросила Доротея.
- Все здесь, в особняке, и будут участвовать в тех же приключениях, которые необходимы по программе.
- Какой такой программе? - удивился Стэн.
- По программе становления счастливыми взрослыми, - торжественно ответила женщина.
После завтрака мужчина и женщина стали учить Стэна любовным премудростям, заставив Доротею наблюдать. Впрочем, заставлять её не пришлось. Доротея регулярно мастурбировала лет с десяти и хорошо изучила в себе ощущения нарастания возбуждения и следующее за ним наслаждение. Так что она была подготовлена к этому зрелищу и предвкушала, что после Стэна, настанет её очередь. Она не ошиблась. Правда, до этого ей продемонстрировали как легко вызывается наслаждение у Стэна.
А потом мужчина и женщина переключились на Доротею, а Стэн наблюдал. Доротея была девственницей, и потому, учитель не спеша и умело продемонстрировал Стэну, и конечно же самой Доротее, какой не только безболезненной, а восторженной может быть дефлорация.
Затем начались тесты: Стэну следовало найти у Доротеи клитор и лизать его, пока она не испытает оргазм. Затем Доротею учили как правильно надо сосать член, и она проявила недюжинные способности. Учителя, подсобляли то там, то тут, и все тесты были выполнены на отлично. Так весь день прошёл в обучении, которое прерывалось вкусной едой, чтением вслух эротической поэзии и фильмами, подготовлявшими их к следующему дню. Из комнаты их в первые дни не выпускали.
Ночь прошла в сладких объятиях со Стэном, и они имели достаточно времени наедине, чтобы признаться друг другу о своей взаимной влюблённости.

Среди вопросов, которые Доротея задавала своим учителям, был весьма важный - а что если она забеременеет? Ответом было сообщение, что ей, как и всем её подругам, когда их усыпили снадобьем, подложенным в обед, сделали укол, который обеспечил их стерильность на целый год. Помимо чувства облегчения от такой заботы со стороны неведомых организаторов этого необычного путешествия, пришла мысль о том, что целый год теперь будет безопасен и открыт для продолжения радостного нового дела.

Оказалось, что все школьники были разделены на пары и помещены в отдельные комнаты для индивидуального обучения.
На следующий день Стэна увели, а привели другого ученика, который тоже нравился Доротее. Она была удивлена, что с ним ей было много приятней, чем со Стэном, в которого, как ей казалось, она была влюблена. Но после пары часов, и этого парня увели, и привели другого - так что в течение второго дня, Доротея близко познакомилась с четырьмя однокласниками. По телевизору показывалось, что происходит в других комнатах - а там с её подругами происходило подобное. Доротея даже видела Стэна, демонстрирующего свои новые знания её лучшей подружке Вики. И к своему удивлению, Доротее было приятно наблюдать за движениями Стэна и восторгами подруги, пока её целовал Клифф, друг Стэна. Доротея удивлялась прежде всего тому, что не испытывает никакой ревности, которая раньше накатывала на неё всякий раз, когда Стэн заговаривал с какой-либо девушкой в школе.
На третий день к Доротее явились две женщины и тщательно учили, как познавать и ощущать прелести женского тела. Прерывались они лишь затем, чтобы наблюдать в телевизоре, как их мальчиков учат вкушать мужское тело, учителя-мужчины. Это зрелище даже становилось временами более интересным для Доротеи, чем происходящее с ней. Однако и то, что совершалось с ней, захватывало её, отвлекало от всего и возносило в небеса.
Вечером третьего дня Доротею вывели погулять в сад, что окружал большой особняк, где они жили. Сад был обнесён высокой каменной стеной. С ней гуляли её учителя, и больше никого из своих однокашников Доротея не видела. Она спросила, почему бы не выпустить всех в сад, чтобы погулять вместе, но ей ответили, что пока рано.
Стояла осень, и яблони клонились от тяжести плодов. Доротея сорвала яблоко и надкусила - слаще этого она не пробовала никогда. По её просьбе ей в спальню принесли целую вазу этих яблок.
За все дни, проведённые в особняке, Доротея не испытывала ни боли, ни страха, а только усиливающиеся наслаждения. Страх потому и не возникал, что не было боли, ни физической, ни нравственной. Все относились друг к другу с нежностью и заботой - учителя требовали это от девочек и мальчиков, которые уже стали женщинами и мужчинами. (Я ухмыльнулся в тот момент повествования Доротеи, она это заметила и мудро добавила, что мужество и женственность приходят изнутри, а не снаружи, на что я заметил: но то, что снаружи, часто оказывается внутри.)
По мере того, как Доротея рассказывала эту историю, мне вспомнилась “Философия в будуаре” де Сада, где описывался в некотором роде подобный процесс обучения. Я опасался, как бы в заключение обучения Доротеи и её друзей не оказалось бы, что начались жестокости и истязания, как у де Сада. Но судя по безмятежному телу Доротеи и просто вследствие её присутствия, я справедливо предпололжил, что истязаний и убийств там, к счастью, не происходило.
Моё предположение подтвердилось, так как следующим этапом в этой летней школе было ознакомление учащихся друг с другом по две пары, потом по три. Все их игры происходили под наблюдением преподавателей, которые давали им советы и часто сами демонстрировали какие-либо умения, приёмы, методы достижения наслаждения. Учителя сопровождали практические занятия наставлениями, сводимые к тезисам вроде:

Нет ничего постыдного или отвратительного в сексе.
Быть гетеросексуальным такая же однобокость, как и быть гомосексуальным - единственные сбалансированные и дающие максимальное наслаждение отношения в любви - это бисексуальные.
Чем сильнее твоя любовь к партнёру, тем больше наслаждения ты стараешься ему (ей) доставить и вовсе не обязательно, что только собственными усилиями.
Любое так называемое “извращение” - прекрасно, если оно приносит наслаждение всем в нём участвующим.

Процесс обучения транслировался по всем комнатам, и каждый ученик или ученица могли смотреть, что проходит с теми или иными соучениками.
У нескольких девочек началась менструация. Специальное занятие, на которое были собраны в большом зале ученики, было посвящено тому, как красиво это женское явление. Мальчиков учили вставлять и вытаскивать тампон, а также демонстрировать свои покрытые кровью члены после совокупления с менструирующими. Некоторые мальчики и девочки даже решились попробовать на вкус кровь тех, кто им больше приглянулись. Всё это происходило под общие аплодисметы.
В один из последних дней всем стало ясно, что скрытые камеры были установлены в туалетах, душах и в ванных - по телевизору стали транслировать самые яркие моменты из этих интимных процессов. Первое отвращение быстро сменилось любопытством, а потом, под руководством учителей, и желанием совместных опорожнений и прочих ухищрений, которые возможно придумать в этой запретной области.
В последний день перед отъездом был устроен выпускной вечер, где в награду лучших учеников ублажали учителя на глазах у всех, а затем началась всеобщая оргия, где каждому была дана возможность продемонстрировать то, чему они обучились за эти дни.
После оргии и торжественного кормления обнажённых участников изысканными яствами, все ученики опять заснули глубоким сном и проснулись лишь в автобусе, одетыми, едущим по дороге домой.
Но самое примечательное, что при пробуждении и впоследствие никто не помнил о происшедшем, а у всех было полное ощущение, будто они провели всё время в походе. Однако сексуальное поведение у них изменилось резко - они свободно оповещали друг друга о своих желаниях и непринуждённо их удовлетворяли, находя для этого укромные места. У них было чувство, что они засланы в стан врага и цель их - тайно вербовать своих новых приверженцев.
Вербовка происходила по простой и надёжной схеме: устраивалась вечеринка, на которой собиралось человек десять, из которых было восемь посвящённых. Они держались вместе, не помня происшедшего, но наделённые новым знанием и ощущениями, которые влекли их друг к другу и позволяли узнавать друг в друге сообщников. Двое приглашённых были новички, которые могли быть двумя девочками или двумя мальчиками или мальчиком и девочкой. Они становились свидетелями, а потом и участниками совместных любовных действий и быстро проникались теми же чувствами по отношению к своим телам и телам других, что и выпускники “любовной академии”.

После наступления 18 лет, Доротея начала припоминать случившееся, и к моменту встречи со мной она уже успешно вытащила из памяти мельчайшие детали своих любовных университетов. Первое, что она сделала, когда память об этих знаменательных днях стала к ней возвращаться - это осторожно заговорила о происшедшем с подругами и друзьями, с которыми она обучалась. Оказалось, что память после наступления 18 лет стала постепенно возвращаться ко всем, двадцати участникам. Те, кому 18 ещё не настало, ничего не могли вспомнить из тех событий и были уверены, что путешествие их действительно состояло из пробираний сковзь лесные дебри в заповеднике. Было очевидно, что после обучения их память каким-то образом усыпили тоже, и забвение длилось до дня совершеннолетия.
Постепенно открывающаяся тайна подвигла всех их собраться вместе - что и произошло за месяц до моего знакомства с Доротеей.
К тому времени всем уже исполнилось по 18, и как бы открылся шлюз, и воспоминания, подхватываемые друг от друга, хлынули наружу.

Всё что удалось Доротее и другим ученикам узнать о том, куда они попали, свелось к немногому: какая-то тайная организация проводила, конечно же, тайные исследования по уничтожению сексуального стыда у молодого поколения. Исходными позициями в этом исследовании были аксиомы, что дети занимаются мастурбацией с рождения и даже во внутриутробном состоянии. Что годам к 12 большинство уже испытало оргазм, или сильное возбуждение, а значит готово к наслаждению. Сигнал готовности к активной половой жизни дают не людские законы, а природа: у девочек начинаются месячные, а у мальчиков при оргазме начинает извергаться сперма.
Зачатие в таком юном возрасте нарушает и искажает жизнь девушки, а потому при начале менструаций, ей делают долгосрочный противозачаточный укол. После этого под руководством взрослых учителей начинается активная половая жизнь, ибо чем раньше она начнётся и чем дольше продлится, тем больше счастья вкусит человек за свою жизнь.

Все были убеждены, что над ними был произведён прекрасный эксперимент, который сделал их счастливыми между собой, но часто несчастными с прочими людьми, которые воспринимали их мироощущение как извращённое, бесстыдное, аморальное. Посему они решили, что в ближайшее время они переедут в Калифорнию и станут жить общиной. Среди посвящённых было немало детей весьма богатых родителей и потому деньги на это у них имелись. Они решили создать тайное общество и жениться друг на друге, а для своих детей, когда те достигнут половой зрелости, провести такой же курс обучения, котрый был преподан им. Это была единственная возможность для них распространять в будущее свободу, которую они вкусили и которой теперь так дорожили.

Что из всего этого вышло, я до сих пор не знаю, так как Доротея уехла в свой университет и прервала со мной все контакты. А когда я через некоторое время попытался найти её среди студентов того университета, оказалось, что она уже там не числится. Тогда я позвонил по её родительскому телефону, но автомат ответил, что этот номер отключён, а нового телефона не указывал. На этом я прекратил все розыски, надеясь, что я когда-нибудь ещё услышу о Доротее и её детях.

Рассказ Доротеи побудил меня к размышлениям о племени молодом, незнакомом. С которым всегда хочется познакомиться интимно.
Есть ли хоть один здоровый мужчина на земле, который при виде школьниц, стайкой выбегающих из школы, школьниц с переполненными грудями, выпирающими ягодицами, нежнейшей кожей, сочащихся обильными соками - есть ли хоть один мужчина, который не захотел бы раздеть хотя бы одну из них и поласкать, повсюду и глубоко? Многие мужчины поскорей затопчут эту фантазию, как окурок, чтобы их не охватил пожар. Другие станут укорять себя: у меня же у самого дочка - а что если какой мужик на мою полезет? Третьи позволят своей фантазии жить, не смея, не умея претворить её в реальность. И четвёртые, редкие, решатся посягнуть. Ну а дальше, разводя научное исследование, надо бы рассмотреть, кто из посягнувших достигнет успеха, кто, из достигших успеха, обрадует девочку, а не отвратит, кто из посягнувших попадёт в лапы закона, а кто нет и т. д.
Оставим это для учёных. Я же по-писательски отвечаю за эмоции, а не за научные результаты.
Вся общественная пропаганда неприкосновенности созревших девочек основана на случаях, когда юниц истязают, травмируют и никогда не даётся хотя бы намёк на то, что есть ситуации, когда возникает наслаждение, если приобщение делается ласково, не торопясь и со знанием дела. Такого рода позитивная информация компрометировала бы генеральную линию морали.
Так раньше стращали детей и взрослых ужасными последствиями от мастурбации - от слепоты и импотенции до неминуемого сумасшествия - стращали до тех пор, пока стало уже невозможно замалчивать очевидное, что мастурбация - это приятное и полезное занятие, если оно не становится единственной формой сексуального удовлетворения.

Маяковский в молодости написал: “Я люблю смотреть, как умирают дети”. Возникали разные реакции на это заявление - одни говорили, что это шутка, другие, что поэтическая гипербола, находились и такие, что принимали это за чистую монету. Как бы то ни было, но это Маяковскому за смертью простили и не вычёркивают эту строчку из собраний сочинений, а только окучивают душеспасительными комментариями.
Но если бы Маяковский написал: “Я люблю смотреть, как в страсти стонут дети”, то в Америке он бы точно был запрещён и проклят.
А вот Набокова всё-таки разрешили печатать и даже почитать за классика, несмотря на его велеречивое описание совокуплений с малолеткой. Предполагаю, что это всё-таки принимается обществом лишь потому, что Лолита не испытывала никакого наслаждения с Гумбертом Гумбертом, а он и не пытался вызвать его, заботясь только о себе.

ВОЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

В лице пизды запечатлелась страсть
тотальная, без всяких экивоков.
Кровать тряслась, когда она стряслась
с Лолитою, которую… Набоков.

Он всё вокруг да около писал,
лишь озабочен собственным оргазмом,
и, заслонив собою небеса,
в Лолите шуровал однообразно.

Ему б её желанью научить,
расшевелить бы похоть языкасто.
Но хуй его был слишком нарочит
и о чужой любви не заикался.

Г. Гумберт отмахал такой амбал,
похожий по мозгам на замполита,
Лолиту без взаимности ебал,
зато и наебла его Лолита.

Именно сексуальное безразличие, а часто и отвращение Лолиты к Г. Г. делает всю ситуацию респектабельной, ибо вписывается в классическую схему бесстрастной девочки и похотливого монстра-развратителя. Дополняется эта приемлемая обществу картина ещё и тем, что Г. Г. также обучает Лолиту продаваться - а это уже святая коммерция - ведь главное, чтобы дети не испытывали сексуального наслаждения. Но оказывается - испытывают, и уж тем более, когда этим детям лет так 12 и выше, когда уже и волосики по лобку пошли и течки начались и гормоны хлещут в крови литрами.
Мне приходилось выслушивать немало признаний женщин, которых в возрасте с 12 лет и далее, соблазняли взрослые, признаний о том, как это было им приятно. А у мальчишек, которым посчастливилось, отведать взрослых тётенек, сладких воспоминаний хватает на всю жизнь.

Прекрасными тому иллюстрациями (в буквальном смысле) являются эротические рисунки Михали Зичи, художника при царском дворе Александра II, где, среди прочего, он изобразил процессы обучения юных созданий. Рисунки эти были изданы в 1911 году в Лейпциге в количестве 300 экземпляров, а затем медные плиты, с которых делалась печать, были уничтожены. В 1969 году сорок рисунков были переизданы отдельной книгой. (The Erotic Drawings of Mihaly Zichy, Grove Press, New York, 1969.)

Всю буколику с юными созданиями, как всегда портят “силовики”, которые ненужную силу прикладывают и жестокость разную выказывают, то есть из пушек по воробьям стреляют (каламбур получился). Если на больших бабах сила иногда приемлема, ибо здоровые попадаются, упрямые и наглые (”Девица, как зверь, защищает кофточку” - И. Бродский), то молоденькие девочки, как правило, авторитету взрослого легко подчиняются и применение силы является перебором.

С малых лет, с помощью теперь международного праздника Халувин, детей учат пугать и пугаться. По-видимому, считается, что для страха дети созревают с самого раннего возраста. Более того, подразумевается, что страх, а подчас ужас, вызываемый произведениями искусства, Халувину посвящённых, являются для детей полезными и будут вдохновлять их на героические поступки в будущем. А вот наслаждение для детей недопустимо. При нынешнем отношении к сексу в американском обществе, удивительно, что в арсенал пугал для детей в Халувин не входят муляжи половых органов - вот уж действительно был бы ужас так ужас. Да и для многих взрослых вид половых органов оказался бы страшнее отрезанных голов, светящихся черепов и скелетов.
Мужчина в летах, не принадлежащий к религиозным сектам, даже атеист, писатель и вовсе врач рассказывал мне, что во времена его молодости, мужчины, совокупляясь с женщинами, никогда до конца и подробно не видели их половых органов, прятались от них, и всё это происходило в непроглядной темноте и плохой ощупью. Такой способ общения с женщинами был образом жизни большинства в 19 веке и в начале 20-ого. И вот представьте, такой человек является на Халувиновскую вечеринку, а какая-то женщина оделась пиздой - как бы этот человек перепугался бы, а?!

Интересная брешь в два года установлена в жизни взрослых детей: есть популярный запрет: “Детям до 16 лет вход запрещён”. После 16 можно смотреть любой секс, распаляться, желать - но трогать это полное похоти существо можно только после 18 лет. Так что два года ни туда, ни сюда. Конечно, ребятки устраивают междусобойчики, но на этом как раз и подзалетают из-за собственного невежества, глупости, из-за узаконенного неподпускания к ним взрослых учителей.

Юницы зрелые, так ждущие паденья,
что их тела сверкают от потенья,

сидят на солнце, ноги разведя,
сосками блажь одежды попирая,
и выпитое пиво разведя
проглоченною спермой негодяя,

которому законы не чета,
поскольку сам он тоже малолетка.
И зада вертикальная черта
мой горизонт пересекает метко.

Раньше устраивали балы-маскарады, что тоже можно отнести к своего рода халувинству: но там это делалось не для того, чтобы пугать друг дружку, а чтобы, благодаря маске и неузнаваемости, позволить себе порадовать друг друга доступностью, которая преступна без маски. Видите, как близки слова “доступность” и “преступность” - ну просто норовят одно в другое превратиться. Разные, как мужчина и женщина, а тянет слиться в одно. Но мы не позволим, мы знаем, что такое хорошо и что такое плохо. Доступность - это хорошо, ибо приятно. Преступность - это плохо, ибо больно. А “больно” я “не хочу даже вставить в книжку” - (Маяковский, смотрю, просто преследует меня!)

Общество, халувиня, празднует страх, ужас и смерть, но не устанавливает праздника наслаждения. Праздники с вялым намёком на телесные наслаждения - Валентинов день и Женский день - настолько забиты цветами, шоколадом, сюсюканьем, что они просто не оставляют места для сути. Как бы внедрить праздничек, подобный многим языческим, когда люди праздновали чудо похоти? И дети заодно, приучались бы видеть наглядные примеры радости и наслаждения, а не страха и смерти.

Лолита отправилась на боковую
с бокастым Набоковым.
А он не за бабой на беговую
- за бабочкой, с подскоками.

А потом засел за шахматы,
а баба хотела пахоты.

Вот такой вариант
проделал лауреат

Нобелевской премии
без кобелевской спермы.

Источник: GENERAL EROTIC

Метки: , , , , , ,

4 коммент. к “«Я люблю смотреть, как в страсти стонут дети»”

  1. Алеша Локис (1225 comments) пишет:

    Свободный до полной уже разнузданности вышеприведенный текст Михаила Армалинского кого-то может шокировать своей аморальностью. (Меня всегда подмывало слегка подправить его творческий псевдоним в пользу Аморалинского).
    Но человеку разумному и не предвзятому — действительно свободному от ханжеских установок — логика автора не покажется ущербной или несостоятельной: он неумолимо последователен в своей языческой доктрине культа телесных наслаждений. Другое дело, возбуждает ли эта доктрина?
    Обратим этот вопрос к чувствам читателя…

  2. milkinlk (1 comments) пишет:

    Информационный ресурс Гардероб новорожденного. Посетив наш ресурс вы получите популярную информацию об планировании и самой беременности, родах и подготовке к ним, уходе за детьми всех без исключения возрастов. Помощь беременным женщинам и молодым мамам. Ответы на многие новобрачные вопросы. Потенциальность задать интересующие вопросы и самим поделиться своим опытом

  3. Нидзи (1137 comments) пишет:

    Махнёмся баннерами, milkinlk?..

  4. lany-80 (6 comments) пишет:

    Блин..Слыш Алёша Локис! Я прочитал это расскази пришёл к выводу Что всё эта Хрень американская.. У них своя там какай та волна..

Оставить комментарий или два

Вход на сайт под своим логином, для тех, кто не любит играть в пазлы:)

Вход или Регистрация

.




Не получается отправить? — инструкции


Скрыть объёмистое содержимое можно под тегом [spoiler]

Разрешённые теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>