Мне 13 лет… (Алёша Локис)

мне тринадцать лет и я-01

До поры до времени я отмалчивался. Но не потому, что мне сказать нечего — просто хотел вас послушать, друзья-читатели. И друзья, конечно, писатели…
Ну что ж, лезу в закрома. Роюсь, копаюсь, листаю, шебуршу, дышу бумажной пылью. Пожалуй, что вредная это работа — разбирать завалы собственных умонаслоений. Может, мне молоко положено, ммм?..
Ага, из-под бешеной десятилетней коровки, отвечает мне голос свыше — по тембру узнаю рогатого демиурга.
Так дайте же, дайте, отвечаю горячечно. Я вам сейчас же и отработаю, вот, извольте-с: «Мне 13 лет…»

мне тринадцать лет и я-02

…Мне тринадцать лет, и я мальчик. Впрочем, не факт — я ещё не определился. Мне нравится, например, надевать трусы моей старшей сестры — ей семнадцать, — примерять её лифчик, колготки и юбку. И я это делаю. Иногда. Когда уверен, что меня не застукают.

Особенно хороши дни, когда болеешь. Ну как бы простуда, лёгкое недомогание, головная боль, кашель… Температура 37,3. Тогда меня оставляют дома — вдвоём с кошкой, — а сами разбегаются по своим работам, учёбам, совещаниям, конференциям. Отлежись денёк, — говорят мне и наказывают пить витамины, антигриппин и ещё всякую дрянь. Впрочем, нет — микстура от кашля очень даже ничего. Называется «Пертуссин», но напоминает ликёр на травах. Он приятно разливается внутри и согревает грудь. Хотя кажется, что саму душу. От этого у меня складывается убеждение, что душа расположена в груди — где же ещё!..

Аппетита у меня нет, я лениво жую финики и запиваю горячим чаем. Ещё мне велят есть лимон — я отрезаю тончайшие ломтики и густо посыпаю их сахаром, слоем толщиной в палец — иначе жевать это невозможно. В одиннадцать утра мне звонит мама и спрашивает: ты позавтракал? Она задаёт ещё кучу дурацких вопросов, и я вынужден подробно рассказывать, что и как. Надень шерстяной свитер, лыжные носки, сядь в кровати и читай учебник истории, — говорит она напоследок. — Вечером перескажешь мне прочитанный материал. Как называется тема урока? — «Завоевательные походы первых русских князей», — покорно отвечаю я. Естественно, без запинки — у меня хорошая память. Я вообще способный.

Только вот военные походы князей меня совершенно не интересуют. Хотя знай я, что победители насиловали девок, я бы, возможно, почитал. Чтобы представить себе подробности — как именно это происходило. Пусть и по косвенным признакам: детали одежды и быта, обычаи, нравы и проч. Но учебник до жути скучный: про дружину, доспехи; он изобилует цифрами вперемешку с непонятными словами. И ни слова о любовных поползновениях…

Я слезаю с лежбища и слоняюсь по дому в поисках чего-нибудь вдохновляющего. Пусто. Пресно. Сонно. Спит свернувшись клубочком сытая кошка — между нами, кастрированная. На кухне ритмично потрескивает остывающий чайник; в ванной мерно капает из крана вода; в гостиной, словно в такт ей, гулко тикают напольные часы с маятником. Мне бы задуматься об энтропии Вселенной, о ходе Времени, о месте индивидуума в Мироздании. Но это всё почему-то волнует меня не больше, чем завоевательные походы русских князей.

мне тринадцать лет и я-06

Тогда я решаюсь зайти в Дашину комнату. Это не то что бы строго запрещено, но не приветствуется посещать комнату в отсутствие хозяина. Даша даже терпеть не может, когда мама наводит у неё порядок, и если б узнала, что я роюсь в её вещах, в тот же час объявила меня персоной нон-грата — был бы дипломатический скандал. Сама сестра, пожалуй, не является для меня объектом вожделения — меня влекут исключительно её девичьи штучки, то, что составляет для меня тайну: её украшения, игрушки, бельё. Особенно почему-то бельё. Оно ведь точно такое, как на возбуждающих меня телах незнакомок, которых я вижу повсюду: на улице, в магазине, в школе. И конечно, на фотках.

Это чувство не связано с симпатией к некоторым девочкам, с которыми я дружу, — это что-то совсем другое. Это чисто животное — лучше сказать нижне-животное: оно зарождается в низу живота и разбегается мурашками по всему мне — похоже на действие пертуссина, но греет вовсе не душу. За несколько секунд оно достигает кончиков пальцев — им хочется щупать то, что я вижу, во что упёрт мой волчий взгляд — невозможно отвести глаз. Не было случая, чтобы это касалось знакомых девчонок с их именами, фамилиями, всякими там характерами и разговорами (об уроках, делах или играх) — эти просто друзья, равно как и мальчишки. Нет, то чувство касается исключительно незнакомых, чужих — как будто бы неодушевлённых!

В точности, как и с сестрой: разговоры с ней меня не возбуждают, а вот трусики её — да! У меня есть стойкая уверенность, что именно тут, в этом кусочке материи заключена неимоверно важная тайна. Непостижимо сладкая! Пользуясь тем, что на мне лишь длинный серый свитер и грубые шерстяные носки, тоже серые, я надеваю на себя Дашины розовые трусы. Они очень гладенькие и эластичные — буквально облепляют меня. Подхожу к зеркалу и рассматриваю себя в этом месте — похож на балетного. Я поправляю свою колбаску, двигаю туда её и сюда, кладу так и этак, трогаю её через девчачьи трусики — это приятно. Приятнее, чем просто под одеялом. Действительно, в этой тонкой розовой тряпице есть некое волшебство, я каким-то таинственным образом с нею взаимодействую, она меня возбуждает, щекочет, волнует — почему?

мне тринадцать лет и я-03

Извиваясь влезаю в капроновые колготки, сажусь против зеркала, закидываю ногу на ногу. Пристально вглядываюсь в отражение этой позы — она развратна, она излучает соблазн. Двумя руками натягиваю свитер на колени — вот так они делают! Поворачиваю скрещенные ноги вправо и влево — свитер неумолимо ползёт наверх, оголяя бёдра, — это пахнет самим вожделением: я ощущаю изнутри то — ползучее, скользкое, коварное, — что, видимо, ощущает соблазнительница. И одновременно наблюдаю картинку в зеркале — уже как соблазняемый, жертва, кролик. С красными от страсти глазами.

Снова поправляю край свитера — я ведь хорошая девочка, у меня ничего не должно быть видно! — проверяю ладонью, проводя ею вверх по бедру, не видны ли трусики. Приподнимаю опорную ногу, вытягивая носочек — а так? А так уже ближе к порно: эти мальчишки только и ждут момента, когда — быстрым движением меняю ноги! — трусы мои мелькнут над голяшками ног: розовые!

Ну розовые, розовые — и что с того, придурок!

мне тринадцать лет и я-04

А там, в трусиках, у меня всё горяче!е, оно набухает и топорщится, зудит и млеет — наверное, и у них точно так же, ммм?!.. Медленно-медленно я развожу перед зеркалом ноги и двумя руками тискаю то, что запрятано внутрь белья — тискаю, тискаю, тискаю, яростно, смачно, рьяно: так прокажённый сдирает вместе с кожей лущащуюся коросту — обречённо, до крови, с мясом. Это уже неостановимо — щекотка бежит туда со всех ног, со всех рук, под розовое, в это средоточие страсти; бёдра сводятся и разводятся вновь, колготки все уже спущены до колен, они безвольно болтаются чёрте где — это уже изнасилование, взятие побеждённых победителями, торжество силы над слабостью, власть хаоса, триумф энтропии, крушение мироздания. Пальцы впиваются в трусики, гладят и теребят там, теребят резче и гладят нежнее, дразня и мучая — от зеркала ничего не утаишь!

Кого я трогаю в этот момент — тело девочки? Своё тело? Разницы нет, всё смешалось в доме Облонских. И вот: по бледно-розовому растекается тёмно-влажное, пульсирует в предсмертной агонии, ещё, ещё и ещё. Потом замирает.

О бедная Даша, сестра моя ро!дная, единокро!вная, когда б она знала!..

Вот вы говорите, инцест-инцест — какие тут, к чёрту, семейные страсти?! Наверное, если б Даша дала мне однажды — не будем уточнять, что: хотя бы нюхнуть (услады), не говоря уж лизнуть, — вот тогда бы я воспылал. К сестрёнке. А не к её тряпицам — розовому цвету, шелковистому блеску капрона, возрасту набухания и цветения, запаху юной женщины — этим безличным магнитам пола, инородного нежного пола. Если не сказать — секса. Именно: я подвергся гравитации секса как такового, с шестикратными перегрузками при посещении девичьей комнаты; примеряя чуждый мне пол, был раздавлен, истёк, растёкся — при чём тут именно Даша, могла быть Маша, Полина, Юля…

мне тринадцать лет и я-05

Я думаю это всё, пока застирываю испачканные трусы и сушу их феном, закрывшись в ванной — вдруг неожиданно кто-нибудь явится и застукает меня за этим грязным делом. Впрочем, почему грязным — разве это не очищение? Или даже самоочищение? А может, самоочищение и есть самое грязное дело из всех мыслимых?..

Я бы, пожалуй, пошёл на философский. Но там надо сдавать историю, а меня совершенно не интересуют походы русских князей. Может, тогда в писатели?..

Мне тринадцать лет, и я ещё не определился. Я — юноша, обдумывающий житьё. Под мерное капанье воды из-под крана, заглушаемого шумом работающего фена, нагнетающего поток горячего воздуха на розовые трусики, висящие на полотенцесушителе. Они колышутся под этим диким напором — кажется, что в такт с моим сердцем — нервно, неровно, непредсказуемо. В то время как часы в гостиной колышут своим маятником совершенно равномерно.

Совершенно — потому что равномерно. Моему сердцу понадобится полвека, чтобы обрести подобный ритм. Сколько воды утечёт…

мне тринадцать лет-06

Фотографии любезно предоставило агентство NewStar


Уважаемый читатель, к каким суррогатам ты обращался в подростковом возрасте, не имея возможности удовлетворить половой инстинкт естественным образом:

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

МОЖНО ВЫБРАТЬ БОЛЕЕ ОДНОГО ВАРИАНТА ОТВЕТА!

Архив опросов


Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

62 коммент. к “Мне 13 лет… (Алёша Локис)”

  1. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Да… чувствуется обнаженный нерв и пламень. Играй, как говориться, гормон, наяривай! ;)

    Ещё девичьи тряпочки в порядочных домах принято нюхать, а так же прилаживать на лицо. Дело это интимное. Впрочем японцы и из этого стрёмного занятия умудрились сделать перформанс:




    И вот результат! Уже наши невинные девочки стали извращенками!.. :43grandmas:

  2. Серж (282 comments) пишет:

    Какая тема, какие девочки. А я в Нормандии, на айфоне. С него много не распишешся. Ох приеду голодный с моря и оторвусь на такой прелестной теме. Девчонки я с вами!!

  3. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Ой, забыл папашек поздравить)
    Father’s Day is a celebration honoring fathers and celebrating fatherhood, paternal bonds, and the influence of fathers in society. Many countries celebrate it on the third Sunday of June, though it is also celebrated widely on other days by many other countries.

  4. член координационного комитета по сексуальным свободам (ЧККПСС) (206 comments) пишет:

    Это вы про каких папашек, Егор?
    В Госдуме День отца предлагают отмечать в последнее воскресенье октября

    Елена Мизулина отметила, что третье воскресенье октября – более предпочтительный для России вариант, поскольку он позволяет связать во времени два семейных праздника – День отца и День матери.

    Из другого источника известно:

    “День отца, таким образом, будет отмечаться за месяц до Дня матери, как бы восстанавливая традиционную иерархию в семье, когда отец являлся безусловным главой семьи”…
    “В ближайшее время мы изучим информацию и предложим вниманию коллег-парламентариев и широкой общественности”…

    Так что не спешите покамест с поздравлениями Едемский :19neko:

  5. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Нет, это уж Вы простите, ЧККПСС!

    Пусть мизулины отмечают себе. А мы будем как все нормальные люди.
    Вот и фирма “Останкино” выпустила свою очередную провокационную рекламу к дате 21 июня — полюбопытствуйте:

    — «Я достаю из широких штанин…»
    — «Сосиска сочная моя!» — Хе-хе ;)

    :38grandmas:

  6. Хрюккенгер (78 comments) пишет:

    Не знаю, но тема фетишизма - никогда не втыкала. Хотя… Было дело, украл с витрины аптечного киоска во взрослой поликлинике изделие №2. Украл не потому что мне было так жалко 4 копеек (я бы тогда и рубль не пожалел бы потратить), но просто, - я совершенно не представлял себе, как это я буду протягивать кассирше 4 копейки, пробивать чек, а потом направлюсь в отдел… А тут… Поликлиника работала до семи или восьми, а киоск - до шести. В холле, где был этот злополучный киоск, никого уже не было, а если бы кто-то и появился, то гулкие шаги по коридору были бы слышны издалека. Видеокамер тогда не было и в помине. У витрины между стеклом и стенкой была тонюсенькая щёлочка, куда можно было просунуть специально выгнутую и загнутую на конце медную проволочку от трансформатора, кажись, миллиметрового сечения, и тогда зацепить ею объект социалистической собственности, осуществив, таким образом, его дерзкое хищение. Всё это напоминало проведение хирургической операции эндоскопическим методом. Когда вожделённое изделие было благополучно похищено, я ещё долго петлял по городу, заметая следы, и мне всё казалось, что за мной гонится целая свора милицейских овчарок-ищеек в шипастых намордниках и с оскаленными пастями. Где-то выла милицейская сирена. “Это за мной!” - обречённо думал я, сжимая в кармане вещественное доказательство состава преступления. Я перелезал через какие-то заборы с колючей проволокой, перепрыгивал по крышам металлических гаражей, занимался прочим паркуром (хотя в ту пору - не знал такого слова), несколько раз проехал на разных автобусах, не помню уж, платя за проезд, или нет. С одной стороны, при езде зайцем - есть риск попасться, а с другой, - школьник, платящий за проезд - выглядит как-то странно. Нормальному советскому школьнику положено ездить в автобусе “зайцем”, тогда и по брошенным в кассу монеткам его будет не вычислить. Когда я дошёл-таки до дома (войдя в его не через свой, а через соседний подъезд, поднявшись на чердак и спустившись уже в своём подъезде), и добрался до своей комнаты, объект кражи был уже настолько энергетически заряжен, что вот-вот должен был уже произойти энергетический пробой вакуума, и тогда бы все стали свидетелем моего позора! Но ничего не произошло. Не произошло и через неделю, и через месяц. Тогда, в абсолютно пустой квартире, с соблюдением всех мер предосторожности, латексное изделие было тайком распечатано…

  7. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    …распечатано и использовано по прямому, надеемся, назначению. Хотя и в одностороннем, не сомневаемся, порядке. То есть (на что-то) надето, но (ни во что) не вставлено…
    Наши благодарности вам, уважаемый Хрюккенгер. Прекрасный рассказ — меня даже дрожь пробила в некоторых местах. А помните, там была надпись ещё: ПРОВЕРЕНО ЭЛЕКТРОНИКОЙ, ммм?.. :88usagi:

  8. Хрюккенгер (78 comments) пишет:

    Электроникой - не проверено. Не было тогда ещё такой электроники, которая проверяла. Электроника тогда, похоже, - вообще, была ещё ламповая (на лампы их, что ли, натягивать про проверке?). Кстати, теперь я даже засомневался, что “распаковал”. Ибо не было в ту пору никаких буржуйских упаковок, их прям так и продавали, в тальковой обсыпке. Ну, аптекарша могла, конечно, завернуть в бумажку, но к витринным образцам это - не относилось. Кстати, есть анекдот - той поры, или даже чуть позже. Приходит в аптеку такой интеллигентного вида человек, в очках, шляпе и при галстуке:
    (тоненьким робким таким блеющим голосочком, который рассказчик анекдота модулирует в процессе рассказывания)
    - Извините пожалуйста, а имеются ли у Вас в продаже какие-нибудь контрацептивные средства?
    Аптекарша (таким громким раскатистым басом):
    - ГАНДОН, ЧТО ЛИ?
    - Ну, да, например, извините, - презерватив…
    - ГАНДОНЫ У НАС ВО ВТОРОМ ОТДЕЛЕ!
    Интеллигент направляется во второй отдел:
    - Извините пожалуйста…
    Аптекарша во втором отделе (тоже раскатистым басом)
    - ГАНДОН СТОИТ ТРИ КОПЕЙКИ! ПЛАЛИТЕ В КАССУ!
    Интеллигент направляется в кассу.
    - Извините пожалуйста, а не могли бы Вы пробить мне три копейки во второй отдел?
    Кассирша (тоже раскатистым басом):
    - ГАНДОН, ЧТО ЛИ?
    Ну и так далее (злоключения этого интеллигента в аптеке продолжаются ещё долго, но я уже не помню всех подробностей, да и версии анекдота могут быть разные).

    А использован - то да… Мало того, что в режиме “соло”, но и с применением нестандартной смазки - СЛИВОЧНОГО МАСЛА. Которое наносиось тоже нестанлартно: не снаружи изделия, а изнутри. Благодаря несоответствию размеров, имелся некоторый зазор по диаметру и запас хода в продольном направлении, что и было использовано. Кстати, уже потом я узнал, что, оказывается, сливочное масло впервые было получено и долгое время использовалось не как пищевой продукт, а как косметическое средство.

  9. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    Нет-нет, Хрюккенгер, не три копейки, позвольте уточнить!
    А четыре!.. :79usagi: И упаковка была, знаете, такая желтовато-коричневатая с грязно-красной надпечаткой… Что-то типа: ЗАВОД РЕЗИНО-ТЕХНИЧЕСКИХ ИЗДЕЛИЙ (№ такой-то)…

  10. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Оба вы путаники! :))
    Вот здесь вся номенклатура в ассортименте:

    показать

  11. Хрюккенгер (78 comments) пишет:

    В анекдоте, точно помню, звучало “три”, а в реале було 4. Ну, это,может быть, как водка когда-то стоила 3.62, а потом стала 4.12… Злые языки говорили, что когда-то бывала по 2.87, но я тех времён на застал, или совсем уж маленький был. Но - допускаю.

  12. член координационного комитета по сексуальным свободам (ЧККПСС) (206 comments) пишет:

    Я помню вот этот презик - с трилистником! :13neko:
    Меня всегда интересовал размер - а какой мне надо покупать? Примерить то было никак! И один старший товарищ сказал мне что 1-й и 2-й это детские размеры, а мужики берут 4-й и 5-й. Я в это верил чуть ли не до 10-го класса! По аналогии с женскими лифчиками! :1neko:

  13. искусствоЕд (309 comments) пишет:

    А меня в шестом классе сосед обдурил - дал мне резиновый напалечник и сказал, что это презерватив. Я уединился в туалете и пытался натянуть его на место для презерватива. Было больно, но я мужественно терпел. Наверно тогда я и ощутил впервые сладость боли…… :23panda:

  14. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Я помню вот этот презик - с трилистником!

    А у вас оказывается старый перец, ЧК, — 1968 — такие древности! :23grandmas:

  15. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Ну раз уж началась между нами, братишками, такая инцестуозная откровенность, поделюсь и я своей историей. ;) а называется она…

    Гандон и экзистенциальность

    …В то время я учился в классе шестом средней школы города… да не важно. Дело было, кажется, в мае — тогда ещё сирень цвела на школьном дворе. И вот, на большой переменке мой друг Сато (здесь и далее имена персонажей изменены) огорошил меня новостью:

    — Нидзи, в нашей параше на первом этаже в умывальнике гандон использованный лежит!

    — Та ладно те, — улыбаюсь я, — небось, опять какой-нибудь воздушный шарик!

    — Ну пойдём, сам увидишь!

    С Сато мы дружили с первого класса. Он был большим фантазёром, и я имел все основания сомневаться в его правдивости и в тот раз, но уж лучше предположить, чем после жалеть об упущенном.
    В туалете уже галдела толпа пацанов, и даже несколько девчонок, поднимаясь на цыпочки, пытались заглянуть поверх голов и плеч. Слышались возбуждённые и даже слегка испуганные голоса:

    — Настоящий!

    — Не может быть, наверно, тоже шарик!

    — Таких больших и белых шариков не бывает!

    — А может, бывает!

    — Ну что, насмотрелись?.. Дайте же и другим посмотреть!

    Это столпотворение могло продолжаться ещё невесть сколько, если бы его не прервал звонок. Большая часть оравы разошлась по классам, остались только я, Сато и наш общий друг Мити.

    — Это физрук ебал математичку, — сказал Мити.

    — Дурак, что ли? — поморщился Сато, — это старшеклассники наверняка дрючились.

    Я же ничего высказывать не стал. Время поджимало, и дискурс не успевал за ним. Если не сейчас, то… В общем, я подошёл к раковине, поднял и положил в карман заманчивый предмет.

    — С ума сошёл, — выдохнул Мити, — эту гадость!..

    — Пойдёмте на урок, — как можно непринуждённей предложил я.

    Сато молчал. Но в его глазах, да и в глазах Мити тоже ясно читалась зависть. Было похоже, что они оба не прочь бы и оспорить право владения так сказать материальным воплощением частички их подростковых фантазий, но прекрасно осознают, что в подобном диспуте непременно возник бы вопрос “для чего?”, на который надо ещё не постесняться ответить. Что бы ответил я — честно говоря, сейчас предположить затрудняюсь, а сам себе этот вопрос тогда я не задавал. Вопросы не нужны, когда ответ очевиден. “В этом гандоне ебали девочку”, — торжествовали мысли, — снаружи остался запах её письки, и какая разница, что там внутри!.. Я уже кайфовал, представляя, как приду домой, разденусь догола… Родители вернуться поздно, никто не помешает… Расстелю постель, положу презерватив на подушку… И буду дрочить, дрочить, дрочить, одновременно обоняя как будто девочку, а может быть, даже немного полижу… Нет-нет, лизать не буду — всё же в раковине туалета не гигиенично… Или буду?.. Писька девочки — существеннее гигиены!

    — А знаешь, — сказал Сато, — по твоему лицу сейчас все поймут, что в гандон твоём кармане!

    — Ой, прямо там — по лицу про гандон поймут!

    — Ну вот на следующей перемене увидят, что гандона нет, подумают — кто спёр?.. А кто же ещё, когда у тебя лицо такое!

    — И что же делать мне с лицом?

    — Думай о чём-то неприятном. Например, что в этом гандоне ебались пацаны. Пидары которые, мужеловцы. У одного из них триппер. Вот он и натянул гандон, чтобы второго не заразить.

    Про сифилис и гонорею я уже наслышался от Сато. Мама его была врачом, и мало-помалу сына просвещала. В самом-то деле, с чего я взял, что девочка там вообще была причём?.. Может, просто какой-то недоумок стянул папашин презик, подрочил в нём и бросил в раковину всем на смех?.. А возможно, даже и не дрочил, бросил, прямо вытащив из пачки?.. Чтобы устроить бучу, вот и всё. Это мог быть тот же Сато, хотя бы, — вот сейчас искоса поглядывает и про себя смеётся… Кайф испарился напрочь. Я уже собирался вернуться и бросить гандон обратно в раковину, но умоляющий голосок надежды удерживал. “А вдруг всё же девочка?.. Вот так запросто возьмёшь и выбросишь своё счастье?” — “Но может быть, и мальчик”, — настаивал рациональный ум. Уже не помню, как под атакой града подобных противоречий я досидел до конца уроков, как шёл домой, загруженный под завязку дилемой — выкинуть или подрочить?.. Времени до окончательного решения оставалось всё меньше и меньше, а презерватив по-прежнему лежал в кармане. И нужный, и одновременно не нужный ни для чего. “Пусть будет девочка. Я буду в это верить. Стиснув зубы, через “не хочу”. Девочка — и точка. Я так решил, а значит, так и надо. Буду дрочить, не вспоминая, про пацанское дерьмо… Дерьмо… Ну почему я вспоминаю?..” Так думал в лифте, поднимаясь на этаж. “Дерьмо, дерьмо, одна лишь ссань и срань, да и вообще, сейчас я ссать хочу, а не ебаться!..” Открыл квартиру, бегом в — туалет. Отлил с наслаждением и с лёгким сердцем швырнул в унитаз резинку. Водоворот спускаемой воды… Не утонул… Вот блин… Придётся ждать, пока вновь не наберётся… Ещё разок… И щёточкой вниз протолкну… Ну всё… На этом всё… И точка.

  16. Хрюккенгер (78 comments) пишет:

    Не-а, не точка. По законам жанра - ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

    Вечером того же дня выясняется, что смывающая способность унитаза с того момента - резко снизилось. Вместо того чтобы бурным потоком уносить остатки фекалий и экскрементов в подземное царство канализации, вода в унитазе стала подниматься почти до краёв, а экскременты с фекалиями медленно кружились будто бы в ритме вальса, и проскакивать в трубу отнюдь не спешили. Папа, чертыхаясь и матерясь, целый час тщательно, но тщетно тщился орудовать вантузом, который, по случаю, одолжил у соседки, тёти Нонны. Впрочем, она далеко никуда не уходила, а пользуясь своим правом присутствия, которое негласно давал ей инструмент, любезно предоставленный ею для использования по назначению, с любопытством наблюдала за процессом устранения засора. “Засор”… Слово-то какое! Вы думали, оно от слова “сорить”? Ну, может, оно, конечно, - и так, да только само это слово “сорить”, то есть, оставлять после собою что-то нехорошее, - оно тоже, того же корня, только слегка видоизменённого. Ну, вроде как: “ворон - вран”, “волость - власть”, “ворог - враг” и так далее. С той только разницей, что “огнь” пламеннее, чем “огонь”, а “младая” - моложе “молодой” (ровно настолько, насколько “младенец” моложе “молодца”). Ну, короче, - вы меня - поняли. Так вот, у нас случился - заСОР. Со всеми вытекающими. Эти не слишком весёлые мысли отвлекали меня от ещё более грустных реалий. А реалии были - и впрямь невесёлыми. Сначала в сливном отвертстии всплыли остатки супа, который я так и не съел в обед, а тайком от мамы вылил в унитаз. И вот, теперь как выяснилось, скрыть сей факт - не удалось. Потом показались обрывки страницы из дневника, на которой угадывались остатки двойки, смачно выведенной красными чернилами. Но что там была за оценка, - и угадывать не было особой нужды: стал бы я вырывать из дневника, рвать и топить в унитазе страницу со столь же смачно проставленной пятёркой! Но всё это были - только лишь мелочи жизни, в сравнении с тем, что ещё могло, теперь уже по-настоящему ВСПЛЫТЬ из бездонных недр унитаза! И тут папа громогласно объявил о безуспешном завершении неудавшейся попытки самостоятельной прочистки злополучного унитаза посредством тёть-нонниного вантуза, и эпопея стала подходить к следующему своему этапу. Пленум семейного совета в составе папы и мамы, единогласным решением принял постановление об обращении за помощью к дяде Гиви, который слыл во всей округе настоящим профессионалом слесарно-сантехнического мастерства. Уж кто как не он мог теперь справиться со взбунтовавшимся символом городского благосостояния, скромно именуемого “удобством”…

  17. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Хрюккенгер, да, ум действительно не в состоянии поставить точку. Но точкой можно отделить авторский текст от читательских комментариев, например… :fairy13:

  18. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    А мне нравится творческий запал наших читателей, Нидзи. У одного запал на одно запал, у другого запал на другое запал!.. :39usagi:
    И надо ли надевать на чей-то запал…
    не побоюсь этого слова, кондом, ммм?!.. :90usagi:

    Хотя признаюсь, ваш «Гандон и экзистенциальность» меня очень расстрогал.

    Очччень!.. :74usagi:

  19. Серж (282 comments) пишет:

    Короче, стою я как то с подругой, всё той же…, на Москве реке, где она выходит из города, в районе Капотни. И вот начинаю с интересом считать. За 5 минут времени, мимо нас проплыло, 10 беловатых, раздутых гондона. О чём это говорит? О несознательности граждан! Гандоны надо выбрасывать в помоечное ведро, а не в унитазы. Однажды из за такого гандона, мне пришлось ковыряться в вакуумном унитазе, он забил собой всю систему утилизации фекалий.
    Завтра я протрезвею после поездки на 5 дней в море, в Нормандию. И скажу своё более культурное слово о девочках, 13 летних. Правда, это уже малолетние старушки..

  20. Хрюккенгер (78 comments) пишет:

    Использованные презервативы
    Плывут неспешно по Москве-реке
    В воде их ловят кооперативы
    И сушат за углом невдалеке,
    И снова продают, и будут долго
    Препятствовать рождению детей…
    Но в срок положенный впадают в Волгу
    Буржуйских избежавшие сетей.
    Их рыбы жрут, их чайки жрут, и вскоре
    Сдыхают от закупорки кишки…
    Но те, кто уцелел, впадают в море,
    Качаясь на волнах, как поплавки.
    Нептун колеблет зыбкие глубины,
    И гонит тучи по небу Борей…
    О, сколько их, изделий из резины,
    Поглотят бездны мрачные морей!
    Но по волнам скитаясь непрестанно,
    Не всем тонуть - кому-то и всплывать…
    Один из них достигнет океана
    И станет вокруг света дрейфовать,
    И будет путь его тернист и долог,
    И в ночь, когда муссонный ливень льет,
    Его поймает тралом ихтиолог,
    Что пятый день, не просыхая, пьет.
    И внятный голос музы он услышит,
    И ощущая творческий порыв,
    Тотчас же диссертацию напишет
    На тему “Контрацепция у рыб”.

  21. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    Можно я тоже внесу свой грошик, друзья, в ваше творчество. Которое удивительным образом было возбуждено юношескими воспоминаниями — и не о чём-нибудь, а о контрацептивах! — кто бы мог подумать… :58usagi:

    И внятный голос музы ты услышишь,
    И, ощущая творческий подъём,
    Всенепременно что-нибудь напишешь
    О той, что вечно бьёт. Причём ключом!

  22. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Долго вспоминал, что-нибудь на тему кондомов, но, увы, ничего ценного из памяти извлечь не удалось. В детстве сексуальные темы были безусловно на пике интереса. И порноснимки, и порнотексты, помню, доставляли, а вот «изделие №2» только из анекдотов припоминается.

    У меня вот другой вопрос — на тему ТВОРЧЕСТВА.
    Скажите, Алёша, а как бы вы определили, а что оно собственно есть, то есть лично для вас?..
    Уточняю, определений множество и в словарях и в цитатах, которое из них для вас ближе, или у вас есть собственное. оригинальное понимание (и определение) этого процесса?..

    P.S. Рассказ братишки мне очень даже… не скажу по вкусу, но по душе — симпатичный. И название, такое, постмодернистское. ;)
    Единственно что, ценз «европейских ценностей» не пройдёт, по оттенку низкой толерантности к меньшинствам. :38grandmas:

  23. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    …У меня вот другой вопрос — на тему ТВОРЧЕСТВА.
    Скажите, Алёша, а как бы вы определили, а что оно собственно есть, то есть лично для вас?..

    Так творчество для меня, Егор, — это главное содержание жизни. Вы ведь серьёзно спрашиваете, как мне показалось?..
    И чем бы я ни занимался, я пробую этот процесс сделать творческим. Любой, подчёркиваю, начиная, простите, с утреннего туалета и кончая, ещё раз простите… ну, вы поняли, да?.. :2usagi:

    Имея некоторый опыт творчества в различных сферах деятельности, возьмусь определить творчество как игру. Игру в приготовление завтрака, игру в съедание приготовленного завтрака, игру в устранение последствий завтрака и так далее. Я не упоминаю такие очевидные случаи как игру в мяч, игру в слова и игру словами, игру взглядами с незнакомыми людьми в общественном транспорте, игру с ребёнком в школу, в доктора, в маму с папой и прочие игры, в которые играют дети и взрослые…
    Я на эту тему могу говорить долго. Но может быть, уже всё понятно?.. :8usagi:

  24. искусствоЕд (309 comments) пишет:

    …возьмусь определить творчество как игру

    Егор, тут Алеша настроен на одну волну с Вадимом Демчогом. Если это имя вам о чем-нибудь говорит :34panda:

  25. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Я долго размышлял над вашими словами, Алёша, но единственное что удалось вербализировать, — это моё впечатление того, что написание комментов для вас тоже игровой процесс, иначе говоря — творчество, в вашем понимании. Поскольку, то что вы написали в ответ на мой вполне серьёзный вопрос рационального основания не имеет, но является, тем не менее, фактом искусства:))

    Смешав несколько родственных, но не тождественных значений в одном флаконе, вам удалось изящно подменить одно ключевое понятие другим, представить ТВОРЧЕСТВО, как ИГРУ. То есть проформа соблюдена, но заключение абсурдно, ведь в традиционном понимании, Творчество, есть “процесс деятельности, создающий качественно новые материальные и духовные ценности или итог создания объективно нового“, а игра — это “вид осмысленной непродуктивной деятельности, где мотив лежит не в результате её, а в самом процессе“. То есть творчество имеет целью результат, а игра — целью своей ставит процесс… диаметрально противоположные вещи.

    В связи с этим, я в недоумении, как например вам удаётся сделать посещение туалета творческим процессом, если знать что творчество имеет непременный атрибут: “основной критерий, отличающий творчество от изготовления (производства) — уникальность его результата”…? Ну если вы, каждый раз, к примеру, расписываете фекалиями стены неповторимым узором, тогда понятно:))

    В вашем лично творческом потенциале, я думаю, ни у кого здесь сомнений нет. Мало того, вашей энергии хватает даже на вполне бескорыстную помощь иным авторам в литературной обработке их текстов. А ведь в этом важна, прежде всего, усидчивость и дисциплина мысли, какая уж тут игра… :(

    искусствоЕд. Демчог… интересно, почитаем! :13grandmas:

  26. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    …творчество имеет целью результат, а игра — целью своей ставит процесс… диаметрально противоположные вещи…

    Вы же просили выразить меня моё личное мнение, ЕЕ, не заглядывая в Большую психологическую энциклопедию. Я не теоретик творческой деятельности, а практик, с вашего позволения!.. :61usagi:
    Так вот настаиваю: творчество (в сфере искусств) — это игра ради красоты самой игры, а не “процесс деятельности, создающий качественно новые материальные и духовные ценности”. Для меня лично, подчёркиваю, — если бы я писал ради конечного результата, каковым является общественный статус или материальный эквивалент этого статуса, я бы умер со скуки. Не дожив до момента вручения призов и напяливания лавровых венков… :87usagi:

    я в недоумении, как например вам удаётся сделать посещение туалета творческим процессом, если знать что творчество имеет непременный атрибут: “основной критерий, отличающий творчество от изготовления (производства) — уникальность его результата”…?

    Мой ответ будет на удивление прост, ЕЕ, — как вам самому-то это в голову не пришло! В туалете я всегда либо пишу, либо читаю. Как впрочем, делают многие, с вашего позволения, творцы:42usagi:

    показать

    …читать в сортирах начали вскоре после изобретения книгопечатания. Даже крупные писатели признавались в своем пагубном пристрастии. Например, Генри Миллер говорил, что читает в туалете великие книги. Некоторые из них (к примеру, «Улисс») не могли быть оценены более полно и по достоинству в каком-либо другом месте. Миллер зашёл столь далеко, что рекомендовал разные типы туалетов для разных авторов. К примеру, Рабле он советовал читать в деревенском сортире с прорезью на двери в виде кружка или треугольника в качестве источника света…

  27. Нидзи (1211 comments) пишет:

    С тем, что что игра — “вид непродуктивной деятельности”, скажем, не согласится любой футболист-профессионал. ;) А уникальность результата может достигаться совершенно помимо стремления к “заветной цели”. Пример — в студию. Там как раз про туалет…

    показать


  28. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Ну, братишка, ты прямо как AL, пользуешься многозначностью слов, чтобы запудрить мозг и из черного сделать белое:))
    Не какое-то «стремление к цели», а результат — маркер творческой деятельности. В данном случае, бабуля обнаружила плоды творчества Ойдона, как результат его деятельности.
    Иными словами, для принципа ТВОРЧЕСТВА целью является результат, а целью конкретной персоны может стать ТВОРЧЕСТВО (не будем указывать пальцем:) :34grandmas:

    А что касается футболистов-профессионалов, то их деятельность даже творчеством не является, для них это трудовой процесс зарабатывания бабок. Особенно это справедливо для русских футболистов;)

  29. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Что футбол есть творчество я и не утверждал, я лишь оспорил якобы авторитетное мнение Википедии, доказав, что игра не есть вид непродуктивной деятельности хотя бы на основе многозначности слов. А теперь скажи, если бы никто не обнаружил “плодов творчества” Ойдона, как бы тогда следовало именовать процесс бумагомарания поциентом — творчеством или игрой?.. И да, развивая тему. Играя в циву, я каждый раз по завершении партии получаю уникальный результат. Могу выслать сейвы мейлом, если вдруг кто захочет насладиться. И как тут быть, назовём ли в связи с этим оный вид времяпровождения творчеством?.. ;)

  30. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Да, кстати, бро, ты знаешь, что дважды два равно одиннадцать?.. ;)

  31. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Давай по порядку: мнение вики ты можешь оспорить, конечно, но только в том случае, если предложишь альтернативную формулировку.

    Далее, шедевр Ойдона останется шедевром в любом случае, поскольку есть продукт, а оценка, это вещь субъективная.

    И последнее, по ходу игры игруну может быть предложено выполнить творческие задания, результаты коих и можно предъявить публично. Сути игры, как таковой они не меняют.

    Теперь понятно, бро? :24grandmas:

    P.S. 2×2=4 — это ФАКТ и, что важнее, здесь моё личное мнение полностью совпадает с научно обоснованным))

  32. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Для того чтобы скипнуть инфу в вики, бро, достаточно лишь поставить её достоверность под сомнение. Таковы правила, усёк?.. :fairy4: Другими словами, для того, чтобы критиковать, не обязательно добиться. ;) В данном случае мои возражения вызвало только слово “непродуктивной”, и, мне кажется, я вполне это обосновал. Да ты и сам ведь только что сказал: “по ходу игры игруну может быть предложено выполнить творческие задания, результаты коих и можно предъявить публично”. Так значит, всё же игра быть может продуктивной, нээ?.. :fairy5: Мы это выясняем, а не собираемся Википедию исправить. Потому что если может, ничто не помешает Ойдону, играючись, создать шедевр. А вместе с ним и Локису творить, играя. Ты слишком категоричен, бро. Про дважды два я тебя не зря спросил. Ты тут же выдал банальнейший ответ, даже не уточняя, при каком раскладе. Так вот, в троичной системе счисления дважды два — одиннадцать, это научный факт. Непривычно для твоих мозгов, однако само собой для ЭВМ, работающей в троичном коде. Попробуй поразмыслить как она. Представь, есть “да”, есть “нет” и есть также что-то между… :fairy6:

  33. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Прежде всего, положение о “непродуктивности” в определении термина “ИГРА”— ключевое, изъяв оное придётся предложить иную формулировку, потому что в виде — “Игра́ — вид осмысленной непродуктивной деятельности, где мотив лежит не в результате её, а в самом процессе.” — принимает слишком общее значение. Я склоняюсь к формулировке из вики, поэтому для того чтобы убедиться в её не истинности мне нужно увидеть конструктивное действие с твоей стороны, помимо провокативной критики. Игра, на самом деле, привлекательна именно своей непродуктивностью. Это естественное детское поведение. Хитрые взрослые всё могут опошлить, в том числе чистоту и невинность… так появляются «развивающие» игры, например:)
    Обратимся к Вики: “Также термин «игра» используют для обозначения набора предметов или программ, предназначенных для подобной деятельности.” То есть, игра как продукт и Принцип Игры не одно и то же, хотя слова похожие:) А твой пример с “цивой” как раз из этой категории:)
    Далее, я по моему достаточно чётко указал систему счисления, которой придерживаюсь, разве нет? Была ли нужда её менять?.. Только для какой-нибудь уловки. Прости, но мне скучно было выяснять какой именно. Но, так как категоричность мне не свойственно, я ответил весьма снисходительно, не правда ли? ;)

    И последнее:

    Представь, есть “да”, есть “нет” и есть также что-то между…

    Дорогой мой! В АБСТРАКТНЫХ КАТЕГОРИЯХ нет ничего «между», а именно о них именно мы и начали рассуждать. Рациональные понятия для человека искусства выглядят такими зыбкими и эфемерными, что кажется ими можно жонглировать, как обычными словами. Алёше, как художнику слова даже самые контрастные величины кажутся ПРИМЕРНО ОДИНАКОВЫМИ. Поэтому я и писал, что его объяснение имеет художественное значение, но лишено рационального смысла :)) Ты обиделся за Автора? И совершенно напрасно, лучше возрадуйся. Я задал свой вопрос с умыслом. Как раз в это время я размышлял над тем что есть Творчество и в процессе дискуссии мне удалось взять след. Так что выражаю признательность, вам, с Алёшей, как участникам.

    Сейчас я уже полностью определился и готов поделиться в чём истоки творчества, его основные побуждения и плоды, короче, всю этиологию. Как говориться, спросите меня как и я вас научу…:))

  34. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    Ой, научите нас скорее, ЕЕ!!!
    Только если это не больно!.. :25usagi:

  35. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Головная боль гарантирована, Алёша:fairy15:

  36. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Ок. Пошел писать:)

  37. Нидзи (1211 comments) пишет:

    придётся предложить иную формулировку, потому что в виде — “Игра́ — вид осмысленной непродуктивной деятельности, где мотив лежит не в результате её, а в самом процессе.” — принимает слишком общее значение.

    А для тебя желательно, чтобы она только к игре в дочки-матери подходила?

  38. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Моя формулировка. Игра — любая осмысленная деятельность, мотивом которой является получение удовольствия от перехода неизвестности в известность, в скобках — нейромедиатор дофамин. Устроит?.. Нет — так нет. Я полетела в магазин за хлебом… :fairy9:

  39. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Кхм. Продолжаю. Игра, при которой созидается какой-либо продукт, называется Творчеством. Таким образом, всякое Творчество есть Игра, но не всякая Игра есть Творчество. Вуаля. :fairy8:

  40. член координационного комитета по сексуальным свободам (ЧККПСС) (206 comments) пишет:

    всякое Творчество есть Игра, но не всякая Игра есть Творчество

    иллюстрация:

    показать

    Проверка зрения
    Камерная игра, распространенная среди несовершеннолетних. Новичку предлагают закутать голову в пиджак и через рукав угадывать различные предметы. Зек послушно набрасывает пиджак, один из “окулистов” услужливо поддерживает рукав, чтобы испытуемый мог наблюдать через узкое отверстие за предметами, которые поочередно подносятся к рукаву. Из пиджака доносится глухое: “коробка спичек”, “карандаш”, “дуля” и так далее. В один из моментов, когда новичок немного расслабляется и действительно принимает все происходящее за игру, кто-то наливает в рукав воду. Случается, что перед рукавом снимают штаны и показывают “пациенту” половой член. Тот правильно называет этот предмет и тут же получает в глаз теплую противную струю.
    Разновидностью этой игры может быть и другая, которую называют “Пропади, копейка”. Трое зеков, среди которых и новичок, растягивают за края пиджак. В середину пиджака бросают монету, и ведущий, играющий роль фокусника, обещает незаметно похитить монету. Кто первый заметит пропажу монеты, тот и выиграл. “Фокусник” начинает громко бубнить: “Пропади, копейка. Пропади, копейка…” Новичок во все глаза наблюдает за копейкой, а в это время кто-то из игроков, поддерживая пиджак лишь одной рукой, расстегивает штаны и мочится на новичка. Тот замечает подвох, когда штаны полностью намокли. Он отбрасывает пиджак, но облегченный зек уже успел застегнуть штаны. Камера давится со смеху, а мокрый зек поспешно и с отвращением сдирает с себя штаны.

  41. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Оторвавшись от действительно нужных и насущных дел, я всё-таки задам этот вопрос: Братишка, до конца ли ты осознал момент, что предложив свой эксклюзивный вариант определения, ты из вольного критикана перешёл в формат «терпилы-мученика», на лысину которого отныне будет литься содержимое ночных горшков досужих анонимусов…?

    Если нет — перечитай содержимое спойлера ЧККПСС
    Если и после этого очко не сожмёт, я добавлю для коллекции:

    показать

    Рудольф Сергеевич взял в руку лежавший на зеленом сукне телефон и запустил «Angry Birds» – игру, которая всегда помогала успокоиться и собраться с мыслями. На этом уровне надо было разрушить большую деревянную пирамиду, стоящую на фундаменте из белых – не то облачных, не то ватных – кирпичей. Египетский цикл, самый конец. Зеленая усатая свинья в высокой золотой тиаре, сжимая в руках регалии фараона, сидела в тайном центре пирамиды – видимо, в погребальной камере – и скорбными глазами смотрела Рудольфу Сергеевичу в душу. Рудольф Сергеевич прицелился и стрельнул первой птицей, похожей на большой и тяжелый коричневый шар. Птица надломила несколько верхних досок, скатилась вниз и с достойным кряком умерла в пыли… Рудольф Сергеевич стал ждать, когда она исчезнет – из какого-то осторожного целомудрия он никогда не запускал следующую птицу, не дождавшись распада предыдущей. «И ведь какая жестокая игра, – думал он, закладывая в рогатку маленькую синюю птичку, – ведь суть ее в том, что мы убиваем птичек и смотрим, как они умирают. А созерцание нарисованного убийства ничем по сути не отличается от лицезрения настоящего. Как говорят на Востоке, портим карму. И ведь ни за что ни про что!» Синюю птичку было особенно жалко. Наверно, из-за габаритов: совсем крохотулечка. «Игра эта, – думал Рудольф Сергеевич, меняя угол наводки, – несомненно, апеллирует к самым низким и жестоким инстинктам из живущих в человеческом подсознании. И вместе с тем она фундаментально лицемерна, как весь западный дискурс. Она позволяет убивать живых существ, сохраняя при этом цивилизованное лицо.
    Ужасно, однако, что даже в наших деток, которых мы считаем такими вот белокурыми ангелочками, инстинкт убийства уже вшит, присутствует прямо с рождения… А как мяско-то жрут Ангелочки, да… Надо будет вставить в Пролегомены».

    “Раз уж взялись за айфончик. Накатим-ка еще сто черной и поиграем в «Candy Crush»… Не, лучше в птичек… Так, что тут у нас? Space. Красота… Планета в кратерах… Синие космические облака… Птички, злые-злые, на черном мертвом астероиде. В летных очках, гомонят. А на другой планете – храпит зеленая свинья. Злая она или добрая, нам не сообщили. Сказали только, что у нас война. Так… Мимо… Мимо… Есть. Чего ж это они так крякают, когда в цель попадают. Небось больно помирать, а? Если вдуматься, мы в двадцать первом веке даже римлян обогнали по жестокости. У них Колизей был один на всех, и ходили туда раз в неделю. А у нас колизей в каждом доме, работает двадцать четыре часа, и все чисто, сука. Никакой ответственности, никакой моральной вины. И птички, чик-чирик, уходят в последний бой за наше электронное счастье. Верные тамагочи режима. Как написали бы твитерасты, #мрутнадобряке.”
    В. О. Пелевин. «Любовь к трем цукербринам»

    :17grandmas:

  42. Серж (282 comments) пишет:

    Егор Едемский P.S. 2×2=4 — это ФАКТ и, что важнее, здесь моё личное мнение полностью совпадает с научно обоснованным))

    (П. Г. Мижуев, 1901).. Впрочем, и формула «дважды два — пять» как символ подавления свободы использовалась в литературе и ранее, например: «Он вооружил далее негров и диких индейцев, чтобы и они преследовали бедных американцев без пощады, пока те не признают, как этого требует их король, что дважды два пять» (П. Г. Мижуев, 1901).

  43. Виктор (15 comments) пишет:

    Привет тебе мальчик ! Прочел понравилась твоя исповедь В тебе есть талант рассказчика Ты талантлив. Я понимаю почему ты решил написать сюда.
    На мой взгляд ты играешь с огнем Представь себе , что однажды , тебя поймают ?
    Тяжелый разговор неизбежен
    Потащат к психологу
    Перестанут доверять
    Не жизнь, а малина

  44. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    Спасибо, Виктор, и тебе привет тоже!.. :hello:

    Ты прав, Виктор. Если поймают, мне крышка! Вся надежда, что не поймают…
    Одного-то у нас тут поймали и посадили на таблетки, рисперидон, кажется. Так его теперича не узнать… :fear:

  45. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Это вы про меня, что ли, Алёша?.. :surprised: А разве не заметно по моей последней активности, что я давно его уже не потребляю?.. :))

  46. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    По самой наипоследнейшей я вижу, что Вы что-то там вроде бы даже лижите! :2usagi:

    А года полтора мы тут жили, будучи уверенными, что вы только сосёте, Нидзи :87usagi:

    В смысле, таблетки…

  47. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Да, за полтора года я сильно изменился, и к лучшему, — считаю. И, конечно же, не таблетки мне в этом помогли. Просто я разобрался в том, что мне на самом деле нужно, — и сказал “нет” наркотикам. Жаль, что дальше нам не по пути.

  48. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    Ничего, не расстраивайтесь, Нидзи. Здесь вы найдёте более качественные и, надеюсь, достаточно сильные их заменители… :70usagi:

  49. Нидзи (1211 comments) пишет:

    В это хочется верить. Напишите, ещё, пожалуйста, про смерть детей. И можно без педофилии. :fairy11:

  50. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Слушай, бро! А некро для тебя теперь сильный фетиш или так себе?..
    Если что, про децкие смерти это сюда. Цутому Миядзаки особо доставил. Предполагаю, что это как раз, то что нужно:)

    Описание Мари Конно

    показать

    Миядзаки, Цутому (Miyazaki, Tsutomu)

    Цутому Миядзаки родился в Ицукаичи — западном пригороде Токио, 21 августа 1962 года. Роды у матери начались преждевременно и мальчик родился недоношенным, он весил всего лишь 2.2 кг, кроме этого родителей мальчика поджидало и другое неприятное открытие — суставы его рук были сращены, лишая мальчика возможности сгибать запястья вверх. С самых первых дней его жизни эта деформация как будто преследовала Цутому. Когда ему было пять лет, одноклассник дразнил его за такие необычные «грациозные» руки. На семейных фотографиях после этого Миядзаки всегда старался спрятать руки от объектива фотокамеры, и отвести взгляд.

    Можно сказать, что в начальной школе Миядзаки был почти невидимкой. По воспоминаниям его учителей и одноклассников, это был тихий, одинокий ребенок, который казался совершенно неспособным подружиться с кем-нибудь. Но у маленького Цутому, как и любого другого мальчика были свои мечты. В третьем классе он написал в сочинении: «Когда я вырасту, я хочу купить автомобиль и отправится на нем в поездку. Я остановлюсь в ресторане и съем немного риса с карри или что-нибудь еще. Я мог бы даже посетить своих родственников». Он все чаще и чаще обвинял свои деформированные руки в том, что ему трудно достигнуть того, что ему хотелось в реальной жизни. А по ночам он попадал совсем в другой мир, читая комиксы.

    Совершенно очевидно, что маленький Цутому был способным учеником. Погруженный в свой придуманный, изолированный мир, он, тем не менее, усердно учился, и стал первым учеником в своей начальной школе, а впоследствии с успехом сдал вступительные экзамены в среднюю школу Мейдай Накано. В течение трех лет он ежедневно тратил по два часа на поездки в школу, но, в конечном счете, начал терять интерес к своей учебе. Его погруженность в себя и отчуждение от других людей со временем все усиливалась. Вместо того, чтобы общаться со своими одноклассниками, Миядзаки уходил в сторонку, чтобы прочитать еще одну книжку комиксов.

    Его планы поступления в университет Мейдзи (к которому была прикреплена средняя школа), на факультет иностранных языков и стать учителем английского были окончательно разрушены в выпускному классе, который он закончил сороковым по успеваемости из 56 учеников. Его оценки были настолько плохими, что он не мог получить общепринятую рекомендацию для поступления в университет. Это послужило еще одной причиной, чтобы обвинять свой врожденный недостаток во всех бедах.

    Вместо университета Миядзаки пришлось согласиться на поступление в колледж и обучение на двухгодичных курсах по специальности фототехника. После окончания учебы весной 1983, Цутому начал работать в типографии, принадлежавшей знакомому его отца. Он вернулся жить в дом своих родителей и поселился вместе со своей сестрой в двухкомнатной пристройке к дому отца и матери.

    Отец — Кацуми Миядзаки был известным в городе человеком, ему принадлежала самая крупная газета в районе Ицукаичи — «Акикава Шимбун». Как следствие у семейства Миядзаки было довольно значительное политическое влияние в своем городе.

    А вот влияние семьи на своего собственного сына было гораздо меньше. Его отец был трудоголиком и больше всего интересовался сбором политических видеорепортажей и коллекционированием видеокамер последних моделей — увлечение, которое отзовется мрачным эхом в преступлениях сына. Мать — Риеко также работала, но пыталась компенсировать постоянную занятость, делая подарки своему сыну, например, такие как седан Ниссан Лэнгли, в котором погибли две из его жертв. «Если бы я попытался поговорить со своими родителями о моих проблемах, то они только оттолкнули бы меня», — признавался Миядзаки полиции. «Я даже думал о самоубийстве», — говорил он.

    Две младших сестры Миядзаки — Сецуко и Харуко просто считали его отталкивающим. Только его дедушка — Шокичи, всеми уважаемый человек, работающий в муниципалитете, проявлял, казалось, искренний интерес к мальчику.

    Цутому Миядзаки избегал своих ровесниц, возможно, потому что был физически незрелым. «Его половой член был не толще карандаша и не больше зубочистки», — говорил его одноклассник. Тем не менее, его сексуальные аппетиты были гораздо сильнее, чем у большинства. Как-то раз в колледже он взял видеокамеру с собой на теннисный корт, чтобы заснять трусики девушек-теннисисток.

    Он разочаровался во взрослых порножурналах: «Они закрашивают черной краской самую важную часть». Таким образом, к 1984 он стал больше интересоваться детским порно, которое показывает все, так как японские законы запрещают показ лобковых волос, но не показ детородных органов.

    «В детстве, он не приобрел близких друзей и поэтому не получил информацию о сексе в реальной жизни», — сказал доктор Ода. — «Вместо этого он заинтересовался видео, комиксами, и порнографией, получая таким образом возбуждение и сильные ощущения». Ода также полагает, что Миядзаки сторонился женщин из-за его маленького члена и деформированных рук.

    В тоже время профессор Ишии из университета Аояма указал на то что, «Многие люди растут в подобной обстановке, но все же никогда не становится убийцами». Почему же тогда Цутому Миядзаки стал серийным убийцей?

    По всей видимости, спусковым механизмом, стала смерть его любимого дедушки в мае 1988, за три месяца до первого совершенного им убийства. Дедушка был единственным человеком, который старался его понять, и смерть деда означала ломку последних нормальных связей Миядзаки с обществом в целом. Миядзаки позже сказал, что он даже съел некоторые из кремируемых костей своего дедушки — и это заявление находит подтверждение у Шунсуке Серизавы, литературного критика и свидетеля защиты Миядзаки. «Он хотел ускорить реинкарнацию своего деда, и полагал, что это перевоплощение не было бы полным и завершенным, если бы какая-нибудь часть тела его дедушки оставалась», — говорил Серизава.

    Хироказу Хасегава, клинический психолог, который изучал случай Миядзаки в 2006 году, также подтверждает, что убийца всерьез полагал, что его преступления возродят дедушку. «Миядзаки сказал мне напоследок: «Пожалуйста, передайте миру, что я мягкий человек», — говорил Хасегава в одном интервью.

    Но смерть деда не была единственной причиной, к этому еще нужно прибавить сложные отношения и возросшее отчуждение Цутому Миядзаки от его семьи. Однажды, когда его самая младшая сестра кричала на него из-за того, что он подглядывал как она моется в ванне, у него была настолько сильная вспышка гнева, что он разбил ей голову. Позже, когда его мать пыталась внушить ему, чтобы он проводил больше времени на работе и меньше с его видео, вышедший из себя Миядзаки избил и ее. Отец Миядзаки давно бросил предпринимать какие-либо попытки поговорить со своим сыном.

    «Я чувствовал себя совершенно одиноким», — объяснял Миядзаки позже. — «И всякий раз, когда я видел, что маленькая девочка играет одна, это больше походило на подсматривание»

    Первой из тех маленьких девочек, которым повышенное внимание Цутому Миядзаки принесло смерть, была Мари Конно.

    22 августа 1988 немногим позднее 15 часов, четырехлетняя Мари Конно уехала из ее дома в жилом комплексе г. Ирума (префектура Сайтама), чтобы поиграть несколько часов у своей подруги.
    Место похищения Мари КонноМесто похищения Мари Конно
    Место похищения Мари Конно

    В то время когда Мари шла по улице, рядом с ней остановился седан Ниссан Лэнгли. Цутому Миядзаки поднялся с места водителя и предложил довезти ее, говоря, что на улице очень жарко, а в машине она сможет совершить свое путешествие с комфортом и в прохладе. Мари согласилась и, кивнув, села в автомобиль

    В то время как Мари беззаботно играла с кнопками радио, автомобиль двигался по Национальному Шоссе Номер 16 по направлению к Хатиодзи западному пригороду Токио. Прежде, чем достигнуть Моста Мусашино, автомобиль свернул на дорогу, ведущую к Ицукаичи. Спустя полтора часа после того, как они покинули Ируму, автомобиль сделал остановку на узкой грунтовой дороге в лесу около электростанции Шинтама, которая вырисовывалась как гигантский могильный камень выше деревьев.

    Водитель и Мари вышли из автомобиля и спустились с горного пути окаймленного деревьями туда, где начинается тропинка к ущелью Комине. После 20 или 30 минут эти двое присели на землю приблизительно в 20 метрах от тропинки.

    Мари устала, была напугана и начала всхлипывать. Миядзаки запаниковал. Что, если она начнет кричать? Этот маршрут к ущелью был весьма популярным, и кто-то мог услышать. Но у него не было никакого намерения возвращать ее родителям.

    Он начал душить ее до тех пор, пока она не перестала подавать признаков жизни. Когда она, наконец, затихла, он осторожно раздел ее и начал гладить мертвое тело. Затем он оставил ее лежать там, в лесу, а сам, взяв ее одежду, ушел никем незамеченным к своему автомобилю.

    Памятник на месте убийства в ущелье Комине

    Памятник на месте убийства в ущелье Комине

    В 18:23, после того, как Мари все еще не вернулась, архитектор Шиджео Конно, изо всех сил пытаясь подавить охватившую его панику, вызвал полицию, чтобы сообщить о пропаже дочери.

    После ее исчезновения полицейские автомашины с громкоговорителями патрулировали улицы, предупреждая родителей всегда держать своих детей в поле зрения. Хотя официально этот случай был отнесен к категории без вести пропавших людей, «полиция с самого начала расследовала его как убийство».

    В конечном счете, полиция потратила 2 930 человеко-дней, опрашивая людей вокруг дома Мари, и разместила 50 000 плакатов с изображением Мари в полицейских участках, поездах, метро и остановках общественного транспорта. К сожалению, эти усилия не привели ни к какому результату. Даже полицейские собаки не смогли взять след девочки.

    Описание Мари Конно

    Описание Мари Конно: рост – 105 см, стрижка под мальчика, розовая майка с кошкой, шорты с двумя белыми полосками, розовые лакированные сандалии.

    Два мальчика сказали, что они видели, как Мари шла рядом с каким-то мужчиной к ближайшей реке — Ируна, а корреспонденты газеты Асахи Шимбун взяли интервью у 38-летней домохозяйки, которая заметила Мари с незнакомцем. Кроме возраста, описание было довольно точное: возраст — 35-40 лет, рост — приблизительно 170 см, пухлое лицо, вьющиеся волосы, одет в белый легкий летний свитер и белые брюки-слаксы. Была и еще одна потенциальная подсказка. Спустя несколько дней после того, как Мари исчезла, Юкки Конно, мать Мари, получила открытку, как бы в ответ на то, что она выразила надежду в выпуске новостей, что ее дочь могла быть все еще жива. «Рядом много дьяволов» было написано на открытке. Полиция расценило это как действие сумасшедшего.

    После четырех недель бесплодных поисков Мари Конно расследование зашло в тупик. В сентябре, в детском саду Сайама Хикари начался новый учебный год, но уже без Мари. Так как полиция не получила требований от похитителя и не нашла тела, ее файл, отнесенный к категории «без вести пропавших» не пополнялся никакими новыми материалами. Но многие родители в этой области стали более осторожными. «Со времени исчезновения Мари и до тех пор, пока Миядзаки не был пойман, родители каждый день провожали своих детей к детскому саду», — вспоминала одна из матерей.

    Спустя шесть недель после исчезновения Мари, Миядзаки снова нанес удар. Проезжая через Ханно (префектура Сайтама), днем 3 октября 1988, он заметил идущую по обочине дороги семилетнюю первоклассницу — Масами Йошизава. Он уговорил сесть ее в свой автомобиль, и отправился к холмам выше ущелья Комине — места первого убийства. Девочку постигла та же участь, что и первую жертву — она была задушена. Затем Миядзаки раздел ее, прежде чем наступило трупное окоченение — и подверг труп маленькой девочки сексуальному насилию.

    В тот момент, когда тело девочки стало непроизвольно содрогаться из-за конвульсий Миядзаки, напуганный этим, убежал к своему автомобилю и быстро скрылся на нем с места преступления. Он оставил тело Масами Йошизава меньше чем в 100 метрах, от останков Мари Конно.

    После того, как Масами объявили пропавшей без вести, той же ночью, местные поисковые группы стали прочесывать всю область.
    Розыски Масами Йошизава

    Розыски Масами Йошизава

    Вскоре лицо девочки смотрело с сотен плакатов, выпущенных полицией. Снова, никакие улики, указывающие на местонахождение девочки не были найдены. Дом, где жила Масами был всего лишь на расстоянии 13 км от дома Мари Конно. У полицейских появились определенные подозрения, вызванные очевидным сходством данных случаев, но у них не было, ни свидетельств, ни улик, ни тел. Масами Йошизава также была объявлена без вести пропавшей.

    Убийство Масами прошло не так, как планировал Миядзаки, но он убьет, снова еще до окончания 1988 года. Однако, убийство 12 декабря четырехлетней девочки из г. Кавагоэ (префектура Сайтама), несколько отличалось от ранее совершенных. Во-первых, Миядзаки вполне мог быть пойман во время совершения этого преступления. Во-вторых, тело девочки было обнаружено вскоре после совершения убийства. Что заставит полицию переоценить исчезновение Мари и Масами, и подтвердит худшие опасения многих жителей префектуры Сайтама в том, что на свободе разгуливал жестокий серийный убийца.

    Миядзаки никогда не проявлял большого уважения к ценности чужой жизни. «Я убил кошек», — скажет он позже небрежно. — «Одну бросил в реку. Другую сварил в кипятке». Он также задушил проводом свою собственную собаку. «Его погружение в мир видео», — объясняет доктор Ода, — «вычеркнуло его сознание из действительности. Все стало незначительным для него, включая людей. Маленькие девочки, которых он убил, были для него не больше, чем персонажи книжек комиксов».

    Четырехлетняя Эрика Нанба возвращалась из дома подруги, когда Миядзаки уговорил ее сесть в машину. Она плакала в то время, когда он парковался на стоянке около Молодежного общества Природы в Нагури. Он приказал Эрике раздеться на заднем сиденье, затем начал фотографировать ее со вспышкой. Фары случайно проезжавшего мимо автомобиля на мгновение осветили лицо Миядзаки. Эрика начала рыдать снова. Тогда Миядзаки схватил ее за горло и сел на нее верхом, прижимая ее тело к сиденью, в то время как она пыталась оказать хоть какое-то сопротивление и лягнуть его ногой. Силы были явно неравны и, в конце концов, он задушил ее. К 19:00, его третья жертва была мертва. Миядзаки тщательно обернул тело простыней и положил в багажник. Затем он избавился от ее одежды в лесу позади стоянки и выехал на дорогу. Миядзаки не мог полностью сконцентрироваться на дороге. Когда он поворачивал, одно из передних колес его Ниссана Лэнгли соскользнуло в сточную канаву; автомобиль застрял. Таким образом, ему пришлось включить аварийные огни, сам же он покинул машину и исчез в темноте окружающего леса с обернутым простыней телом в руках. Когда он вернулся обратно со смятой простыней в руках, он увидел, что около его машины стоят двое. Небрежно открывая багажник, чтобы спрятать простыню, он объяснил свою проблему своим помощникам, которые помогли отбуксировать застрявший автомобиль. Миядзаки сел в свой Ниссан, и, не произнеся ни слова благодарности, резко рванул с места.

    На сей раз, полиция Кавагоэ быстро соединила исчезновение Эрики Нанба воедино с похожими случаями исчезновений Мари Конно и Массами Йошизава. В префектуре Сайтама был создан центр специальных операций, чтобы расследовать три схожих случая исчезновения маленьких девочек.

    На следующий день, рабочий в Молодежном обществе природы в Нагури нашел часть одежды Эрики, и сотни полицейских начали прочесывать область. Тем временем были расклеены листовки вокруг комплекса квартир, в котором жила семья Нанба.

    Розыски полиции на месте убийства Эрики Нанбаmiyazaki_page_07Розыски полиции на месте убийства Эрики Нанба

    Розыски полиции на месте убийства Эрики Нанба

    Полиция нашла труп Эрики через день, ее руки и ноги были связаны нейлоновым шнурком. Место убийства располагалось в 50 км от дома Эрики. Пятьсот полицейских охраняющих общественный порядка прочесали лес, для того чтобы найти больше улик, но ничего не было найдено.

    Двое мужчин, которые помогли Миядзаки с его автомобилем в ночь убийства, вызвались свидетелями, чтобы помочь идентифицировать автомобиль предполагаемого убийцы. Они правильно вспомнили, что автомобиль имел номера г. Хатиодзи, но определили модель автомобиля как Тойота Королла — ошибка, которую полиция поняла только после того, как они проверили больше чем 6 000 Тойот этой модели. Эта грубая ошибка лишила следствие того, что, возможно, было их самой сильной уликой на тот момент.

    Обнаруженное тело Эрики, исчезновение Мари и Масами указывало на то, что в префектуре Сайтама совершена серия преступлений. Все девочки были из префектуры Сайтама, все жили в пределах 30 км друг из друга. «Как только они нашли тело третьей девочки, они сразу же начали рассматривать этот случай как дело рук серийного убийцы», — сказал корреспондент полицейской хроники.

    Схема района, в котором были совершены убийства

    Схема района, в котором были совершены убийства

    Полиция выяснила, что у семей всех девочек было сходство еще в одном: все семьи пропавших девочек были обеспокоены странными телефонными звонками. Телефон звонил, но когда они поднимали трубку, человек на другом конце провода молчал; если же никто вообще не поднимал трубку — телефон мог звонить, не переставая в течение 20 минут.

    Меньше чем через неделю после убийства его дочери, Шиничи Нанба, как и Конно, получил открытку. Она была составлена из букв вырезанных из журналов и газет, затем фотокопируемых и увеличенных, чтобы скрыть их происхождение. В записке было написано: «Эрика. Холод. Кашель. Горло. Отдых. Смерть.»

    Пропажа девочек вызвала огромный общественный резонанс. Едва ли один день обходился без репортажей и комментариев этих случаев по телевидению. Однако, поиски Мари и Массами по-прежнему не давали никаких результатов, и не было новых свидетельств и улик, проливающих свет на убийство Эрики. После обнаружения тела Эрики атмосфера неясных предчувствий и опасений среди родителей и учителей Сайтамы сменилась откровенной паникой. Передовая статья Асахи Шимбун в конце 1988 словно уловила настроение подавленной паники: «Мы зависим от полиции… Таким образом, нам остается только обратится к ним с просьбой: удвойте свои усилия!»

    Миядзаки не убивал снова до следующего лета. Но в то же время и не давал забывать о себе. Приблизительно в 6 утра, 6 февраля 1989 года, отправляясь на работу Шиджео Конно, отец Мари, нашел коробку на пороге своего дома и вызвал полицию. Наряду с пеплом, грязью, фрагментами обугленных костей, и 10 молочными зубами, в коробке лежали также фотографии шорт ребенка, нижнего белья, и сандалий — и одинарный лист бумаги для ксерокса с пятью словами: «Мари. Кости. Кремация. Расследовать. Доказать».

    Дверь квартиры семейства Конно

    Дверь квартиры семейства Конно
    Коробка, в которой были найдены останки Мари КонноКоробка, в которой были найдены останки Мари Конно

    Коробка, в которой были найдены останки Мари Конно

    10 маленьких зубов, найденных среди пепла, были немедленно отправлены в Токийский университет стоматологии для экспертизы, где доктор Казуо Судзуки сделал заключение, что они, вероятно, не принадлежали Мари. После того, как полицейская пресс-конференция объявила об этом открытии, Судзуки изменил свое мнение. Он заявил, что в его экспертизу могла закрасться ошибка, и есть вероятность, что зубы все-таки могли принадлежать Мари. Затем судебный эксперт вынес вердикт относительно найденных в коробке 220 грамм костных фрагментов: они принадлежали Мари Конно.

    Миядзаки, жадно слушавший все новости о случаях исчезновений маленьких девочек, узнав вердикт эксперта, гласивший, что зубы найденные в коробке не принадлежат Мари, немедленно сел, чтобы написать следующее послание. 11 февраля, письмо на три страницы достигло дома семьи Конно. Общественная газета Асахи Шимбун также получила копию, с фото Мари, сделанное Полароидом. Письмо было названо «Признание в преступлении» и было подписано женским именем «Юко Имада», что также можно расценить как игру слов — на японском языке это словосочетание также означает «А теперь я хочу сказать».

    Юко Имада

    Юко Имада
    Признание

    Признание

    Письмо начиналось словами: «Это я положила картонную коробку с останками Мари на пороге ее дома. Это я сделала все — с самого начала до конца. Я видела полицейскую пресс-конференцию, где они сказали, что в коробке не было останков Мари. Ее мать сказала в камеру, что это сообщение дало ей новую надежду, что Мари могла быть все еще жива. Тогда я поняла, что должна написать это признание, чтобы мать Мари не продолжала надеяться напрасно. Я говорю снова: кости в коробке принадлежали Мари».

    Это «Признание» вызвало большой резонанс. На следующий день, полиция Сайтамы, наконец, классифицировала случай Мари Конно как убийство, и создала специальную группу, чтобы расследовать ее похищение и убийство. Эксперты по почерку исследовали «Признание», но не смогли установить пол автора. Более чем полмиллиона полицейских плакатов, с цитатами из письма убийцы было расклеено на зданиях в областях, где жили убитые девочки. Полиция правильно идентифицировала снимок Мари как сделанный камерой Mamiya 6×7 «как те, что используются в типографии» — другая подсказка, которая была развита в неправильном направлении в дальнейшем. Эксперты также сделали правильное заключение, что данная коробка использовалась для перевозки линз фотокамер. Шрифт на открытках был сделан с помощью фотонабора, и скопирован на индустриальном копировальном устройстве. Полиция позже отказалась прокомментировать, начали ли они проверку служащих типографий.

    Семья Конно ждала еще три недели, прежде чем полиция официально объявила, что в коробке были останки их дочери. В коробке по данным экспертизы был почти весь скелет четырех- или пятилетней девочки, и, по меньшей мере, два зуба полностью совпадавших с рентгеновскими снимками зубов в стоматологической карте Мари. 11 марта 1989 — спустя более чем семь месяцев после того, как она была объявлена пропавшей — Мари была похоронена. «Судя по всему ее рук и ног не было в коробке», — сказал Шиджео Конно на похоронах. — «Когда она будет на небесах, она не сможет ходить или есть. Пожалуйста, верните, оставшуюся у вас часть ее скелета».

    Кошмар продолжался.

    Родители Мари вернулись домой с похорон, чтобы найти еще одно письмо «Юко Имада». Это письмо называлось просто «Признание». В нем Миядзаки отслеживал изменения, которые происходили с трупом Мари: «Труп ребенка стал твердым, прежде чем я ожидала. Я хотела сложить ее ручки у нее на груди, но они не двигались с места… Довольно скоро, по всему телу пошли красные пятна… Такие большие красные пятна, как на флаге Хиномару (государственный флаг Японии). Или как будто вы покрыли все ее тело красными печатями Ниссан… Через некоторое время, тело покрылось отметинами разложения. Насколько оно было твердым прежде, настолько же теперь становилось похожим на разжиженную бесформенную массу, как будто наполнялось водой. И воняло. Как оно воняло. Как ничто другое не воняло в целом мире».

    Письма Миядзаки

    Письма Миядзаки
    1 фрагмент письма

    1 фрагмент письма
    2 фрагмент письма

    2 фрагмент письма

    Несмотря на намеки, которые давала «Юко Имада» полицейские так и не вышли на след Миядзаки. Некоторые обозреватели интерпретировали письма как злорадство Миядзаки по отношению к обществу, которое отвергало его. Профессор Акира Ишии не соглашается: «Ни у одного из этих писем не было социального подтекста. Для Миядзаки это было примерно тем же, что игра на телевизионной приставке. Вы знаете, плюс один пункт игроку за то, что он сделал сенсацию. Он не пытался получить признание общества. Его общество было в его же собственном сознании, и центральной фигурой, ядром этого общества являлся он сам».

    К лету 1989 психическое состояние Миядзаки все более ухудшалось. Он стал чаще пропускать работу, чтобы часами сидеть со скрещенными ногами в своей комнате, редактируя его драгоценные видеозаписи. В первый день июня он увидел, что какие-то девочки играют около начальной школы Акишима, и уговорил одну из них, снять трусики. Поскольку он начал фотографировать ее, случайные прохожие, заметив такую картину, быстро прогнали его. Несмотря на опасность быть разоблаченным, Миядзаки убил свою четвертую жертву всего лишь пять дней спустя после этого случая.

    6 июня, он выехал из своего дома, чтобы отправится к теннисным кортам в Ариаке, около Токийского залива, но корты были закрыты. В соседнем парке он заметил девочку играющую одну — пятилетнюю Аяко Номото. Сняв крышку с объектива камеры, Миядзаки приблизился к девочке и попросил, чтобы она позировала ему. Он сделал несколько снимков, пока Аяко не привыкла к нему. «Давай сделаем несколько снимков в автомобиле», — уговаривал он ее, подводя к Ниссану.

    Миядзаки припарковался проехав всего лишь 800 метров, поскольку Аяко постоянно подпрыгивала на заднем сиденье. Когда он угостил её жевательной резинкой, чтобы немного отвлечь, девочка неосторожно сказала какие у него противные, необычные руки. Миядзаки пришел в неописуемую ярость от этого замечания. «Вот то, что случается с детьми, которые говорят такие вещи», — выкрикнул он и схватил ее за горло. «Она успела пнуть меня несколько раз ногой, но затихла через четыре или пять минут», — признавался он позже.

    Место убийства Аяко НомотоМесто убийства Аяко Номото

    Место убийства Аяко Номото

    Удостоверившись, что она мертва, он заклеил скотчем ее рот и связал руки веревкой, затем обернул тело простыней и положил в багажник автомобиля. На сей раз, он забрал тело домой, остановившись около магазина в Коэнджи, чтобы взять на прокат видеокамеру.

    Окна в доме родителей Миядзаки были темными, когда он приехал в свою двухкомнатную пристройку. Он выждал еще два часа, затем занес крошечный труп внутрь, там он освободил тело девочки от одежды и вытер его полотенцем. Он положил девочку на низенький столик — котацу, развел ее ноги и снял крупным планом на пленку влагалище. Он разглядывал только что сделанные фотографии и видео, в то время когда занимался мастурбацией. После этого, он снова связал руки и ноги трупа нейлоновым шнурком и накрыл тело простынями.

    Дом Цутому МиядзакиДом Цутому Миядзаки

    Дом Цутому Миядзаки
    Дом Цутому Миядзаки

    Дом Цутому Миядзаки
    Два дня спустя, запах разлагающегося трупа стал невыносимым. Хотя он был совершено прав думая, что полицейские никогда не были близки к тому, чтобы идентифицировать его как «Убийцу маленьких девочек» Миядзаки понимал, что должен был избавиться от тела. С помощью ножа и пилы, он отделил от трупа голову, руки и ноги, чтобы препятствовать опознанию. Затем он спрятал туловище около общественного туалета на кладбище Миязава-ко Ханно в полночь, спустя четыре дня после убийства. Он пожарил руки Аяко на заднем дворе своего дома, съел часть ее плоти, и выбросил то, что оставалось, включая череп, в лес Митакейяма, на холме перед его домом.
  51. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Продолжение истории «убийцы-отаку»:)

    показать

     

    Задний двор дома МиядзакиЗадний двор дома Миядзаки

    Задний двор дома Миядзаки
    Задний двор дома Миядзаки

    Задний двор дома Миядзаки

    Понимая риск обнаружения так близко от своего дома частей тела одной из жертв, он снова разыскал их и на этот раз прятал их две недели в сумке в кладовой позади своей спальни. Позже, он разбросал кости в лесу, затем сжег волосы, одежду, и запачканные кровью полиэтиленовые пакеты и простыни.

    Пять дней спустя, после того, как полиция распределила 10 000 листовок с описанием и фото Аяко, искалеченное туловище маленькой девочки было обнаружено на кладбище. Несмотря на повреждения, причиненные трупу, останки были быстро идентифицированы. Группа крови и размер были как у Аяко Номото, которая была объявлена пропавшей без вести, по заявлению ее матери в 20:40 6 июня. Содержимое желудка соответствовало последнему приему пищи Аяко.

    Японская полиция бросила много сил на поимку убийцы, однако арестовать Миядзаки удалось лишь благодаря удачному стечению обстоятельств и бдительности обычных граждан.

    В воскресенье, 23 июля 1989, две сестры играли около общественной бани в городе Хатиодзи, когда молодой человек остановил свой автомобиль около них и вышел. «Ты останешься здесь», — сказал он старшей девочке девяти лет, уводя младшую 6 -летнюю к соседней реке.

    Игровая площадки в г. Хатиодзи, на которой Миядзаки заметил двух сестерИгровая площадки в г. Хатиодзи, на которой Миядзаки заметил двух сестер

    Игровая площадки в г. Хатиодзи, на которой Миядзаки заметил двух сестер
    Игровая площадки в г. Хатиодзи, на которой Миядзаки заметил двух сестер

    Игровая площадки в г. Хатиодзи, на которой Миядзаки заметил двух сестер

    Но старшая сестра побежала домой за отцом. Отец тут же побежал разыскивать дочку. Когда он нашел свою младшую дочку, то увидел что она абсолютно голая, а над ней стоит какой-то парень и фотографирует ее влагалище. Он схватил этого «фотографа» и начал бить, но тому удалось вывернуться и убежать к болотистому берегу реки. И что совершенно невероятно после побега он все же вернулся к своей машине, где его уже поджидала вызванная ранее полиция Хатиодзи. Так Цутому Миядзаки был арестован по обвинению «в совращении малолетних».

    Арест Миядзаки

    Арест Миядзаки

    Полиция была твердо убеждена в том, что они наконец-то нашли своего серийного убийцу. Одна домохозяйка из Сайтамы хорошо помнит, что поквартирный полицейский опрос в ее жилом комплексе резко закончился именно в тот день, когда арестовали Миядзаки, хотя никакие улики официально не указывали на причастность подозреваемого к другим преступлениям.

    Обыск в квартире Миядзаки подтвердил предположение полиции — среди 5763 видеокассет (записи хентай, аниме, манга, фильмы ужасов и слэшер-фильмы), были найдены фотографии убитых девочек и видеозаписи манипуляций убийцы с телами жертв.

    Комната Миядзаки 12 августа 1989 года

    Комната Миядзаки 12 августа 1989 года
    Комната Миядзаки 12 августа 1989 года

    Комната Миядзаки 12 августа 1989 года
    Один из самых острых и дискуссионных вопросов, который встал перед японским обществом после ареста Миядзаки это то, как повлияла массовая культура на формирование его личности и способствовала ли она превращению тихого, замкнутого мальчика в серийного убийцу. Речь в данном случае идет о манге, аниме и жестоких хоррор-фильмах, которыми Миядзаки очень увлекался, и даже можно сказать больше — он полностью погрузился в мир жестокой массовой культуры, забыв о реальной жизни. Этот феномен распространен в Японии, людей, которые фанатично увлекаются некоторыми разновидностями массовой культуры (в основном это упомянутые выше аниме и манга) называют «отаку». Самого же Миядзаки стали называть «Убийца — отаку».
    Фильм из коллекции Миядзаки, послуживший прообразом четвертого убийства

    Фильм из коллекции Миядзаки, послуживший прообразом четвертого убийства

    Семнадцать дней спустя после ареста, Миядзаки признался в убийстве Аяко Номото, чей череп был найден на следующий день на холмах Окутама. Другие признания следовали стремительно: во-первых, убийство Эрики Нанба, затем признание в убийстве Мари Конно, видеопленки с ее изображением были обнаружены среди 6 000 лент в логовище Миядзаки. К середине сентября он признался в четвертом из «убийств маленьких девочек»

    6 сентября, останки Массами Йошизава, были найдены в лесу около ущелья Комине. Кости рук и ног Мари Конно с полуразложившейся плотью также были обнаружены поблизости неделю спустя. На просьбу ее несчастного отца относительно возвращения рук и ног его дочери, наконец, был получен ответ.

    Давая показания, Цутому Миядзаки никогда не произносил слов раскаяния в адрес жертв и их семей и обвинял в совершенных преступлениях не себя, а «человека-крысу», личность которого якобы появилась в нем незадолго до совершения первого убийства. Он даже сделал карандашный набросок этого существа.

    Рисунки Цутому Миядзаки, на которых изображен Человек-крыса

    Рисунки Цутому Миядзаки, на которых изображен Человек-крыса
    Рисунки Цутому Миядзаки, на которых изображен Человек-крыса

    Рисунки Цутому Миядзаки, на которых изображен Человек-крыса

    Отец Миядзаки отказался нанять адвоката для своего сына. «Это было бы слишком несправедливо по отношению к его жертвам», — сказал он. Даже чтобы найти для Миядзаки общественных защитников потребовалось много времени. Но все же нашлись два адвоката, Юнджи Сузуки и Кейджи Ивакура, которые захотели взять этот случай. Сузуки согласился на участие в этом деле, поскольку был убежденным противником смертной казни.

    Линия команды защиты заключалась в том, что Миядзаки мог нести только ограниченную ответственность за свои преступления, поскольку был неспособен осознать, что поступает неправильно. «Мы хотим выстроить защиту таким образом, чтобы судья приговорил Миядзаки к пожизненному заключению в тюрьме, а не к смертной казни», — сказал Сузуки.

    Вначале суд поручил команде из шести профессоров психологии университета Кейо провести психиатрическую экспертизу Миядзаки. В 1992 году, они пришли к следующему заключению: что у Миядзаки было изменение личности (personality disorder) — продолжительный, устойчивый, дезадаптивный стереотип поведения, формирующийся у человека в течение длительного времени. Обычно такое поведение начинает проявляться у человека в юности. Сильные отклонения в поведении часто заставляют страдать самого человека или окружающих его людей. Однако иногда таким людям удается прожить счастливую жизнь. Тем не менее, по мнению экспертов, Миядзаки был полностью вменяем и способен нести ответственность за свои действия.

    «Я не понимаю, как Миядзаки мог быть признан ответственным за свои действия», — сказал Шунсуке Серизава. — «Он не показывает никаких признаков того, что понимает и осознает всю серьезность его преступлений. У него нет никакого чувства вины. Даже судья, кажется, соглашается, что это психологическое тестирование было не совсем адекватно, и в этом кроется еще одна причина, по которой ему должна быть назначена еще одна психиатрическая экспертиза».

    Никто не подвергает сомнению, что Цутому Миядзаки очень неуравновешенный молодой человек. Доктор Ода перечисляет список его навязчивых идей: педофилия, некрофилия, садизм, фетишизм и людоедство. Профессор Ишии полагает, что Миядзаки изначально был педофилом. «Убийство было расширением его интереса к маленьким девочкам, способ обладать ими», — сказал он. Но действительно ли Миядзаки безумен?

    Поверенный Сузуки не согласился с такой постановкой вопроса. «Чем больше мы общаемся с ним, тем больше думаем, что он живет в каком-то другом своем виртуальном мире», — сказал Сузуки. — «Мы предполагаем, что в экспертном заключении не было дано исчерпывающей характеристики умственных способностей Миядзаки, таким образом, мы попросили провести вторую экспертизу. К счастью, судья согласился».

    В конце 1992 года группа, в которую входили три профессора Токийского университета начали проведение еще одной психиатрической экспертизы Миядзаки. Университетские психологи Токио наблюдали свой «предмет исследования» каждый день. Сузуки отмечал, что хотя Миядзаки и старается не обращать внимания людей уставившихся на него, но это дается ему огромным усилием воли. «Он ненавидит это», — сказал Сузуки. — «Он очень застенчив».

    Вторая экспертиза была закончена в начале 1993 года и вынесла заключение прямо противоположное заключению первой экспертизы, а именно, что Миядзаки страдал от тяжелой шизофрении и не мог нести ответственность за свои действия.

    Данные двух этих экспертиз и стали основным вопросом для рассмотрения на последующих судебных заседаниях.

    В апреле 1997 г. Окружной суд Токио принял результаты первой психиатрической экспертизы и признал Миядзаки виновным в убийстве четырех девочек в возрасте 4 — 7 лет в 1988 г. и 1989 г., и приговорил его к смерти. В 2001 г. Высший суд Токио рассмотрел это дело и поддержал приговор.

    Команда защиты Миядзаки обратилась с аппеляцией, оспаривая решение Высшего суда и заявляя, что их подзащитный страдал тяжелым психическим недугом и не осознавал что делает. Они ходатайствовали о проведении новой психиатрической экспертизы. Но Высший суд отклонил их аргументацию и счел Миядзаки вменяемым и ответственным за преступления.

    После этого свое решение оставалось вынести только Верховному суду…

    Во время долгого тюремного заключения Миядзаки произошло много значимых событий. Родители посещали его в тюрьме один раз в неделю, и приносили очередную книжку комиксов. «Он совершенно счастлив», — комментирует Сузуки. — «Ему разрешают читать книжки комиксов весь день».

    Родители закрыли свою газету Акикава Шимбун и постарались скрыться вскоре после того, как признания их сына были обнародованы. В 1989 в интервью газете Токио Шимбун, Кацуми Миядзаки сожалел, что не уделял больше внимания чувствам своего сына. После своего ареста Цутому Миядзаки написал разъяренное письмо, обращенное к отцу, обвиняя того во всех грехах.

    В дальнейшем, отец так и не смог смириться с мыслью, что его сын — серийный убийца, спустя некоторое время он покончил жизнь самоубийством, бросившись в реку. Цутому Миядзаки прокомментировал: «Это как глоток свежего воздуха».

    По отношению к своей матери он был настроен более миролюбиво. «Мама, я причинил тебе много страданий», — написал он однажды. Дальше он добавил, — «не забывай менять масло в моем автомобиле, или ты не сможешь водить его».

    В конце 2005 года в Верховном суде Японии начались судебные слушания по делу Миядзаки. В фокусе внимания опять находился вопрос о том, был ли Миядзаки вменяем во время совершения преступлений.

    Цутому Миядзаки во время заседания Верховного суда

    Цутому Миядзаки во время заседания Верховного суда

    Во время заседаний Верховного суда команда защиты снова утверждала, что было необходимо провести новое психиатрическое исследование Миядзаки и что дело должно быть повторно рассмотрено в Высшем суде.

    Майко Тагусари, адвокат представлявшая Миядзаки, сказала, что решение Высшего суда было недопустимым, потому что проигнорировало свидетельство, что ее клиент страдал от хронического психического заболевания долгое время, перед тем как совершить свои преступления.

    Во время судебного заседания адвокаты защиты утверждали, что было совершенно «очевидно, что Миядзаки страдает от такого хронического расстройства психики, как шизофрения».

    Но сторона обвинения имела свои возражения на эту точку зрения: «данные первой психиатрической экспертизы, которая показала, что ответчик может считаться ответственным, имеют достаточные основания и являются абсолютно легитимными», — утверждали обвинители

    После заседаний продолжавшихся несколько месяцев 17 января 2006 года, председательствующий судья Токиясу Фуджита отклонил аргументы защиты о том, что Миядзаки не осознавал своих действий во время преступлений. Верховный суд постановил, что хотя у обвиняемого и было явно выраженное изменение личности, но он не страдал ни от какого расстройства психики, которое делало бы его неспособным нести ответственность за совершенные преступления (т. е. по сути, была принята точка зрения первой группы экспертов).

    «Постановление высшего суда, которое гласит, что Миядзаки может считаться ответственным за совершенные преступления, абсолютно верно и должно быть подтверждено», — сказал судья Токиясу Фуджита. — «Этот ужасный человек убил четырех девочек ради удовлетворения своих сексуальных желаний, он не заслуживает никакого снисхождения. Кроме того, как отметил судья, эти преступления вызвали серьезный общественный резонанс и должны получить юридическую оценку.» (Несмотря на то, что с момента совершения преступлений прошло полутора десятка лет за стенами суда приговора Миядзаки в тот день ожидало более 200 человек).

    Фуджита сказал, что убийства были хорошо спланированы и обусловлены, кроме всего прочего, еще и желанием обвиняемого сделать видеозаписи трупов. «У суда нет никакого выбора, кроме как поддержать постановления судов низших инстанций».

    Таким образом, Верховный суд поддержал вердикт о смертной казни Цутому Миядзаки вынесенный Высшим судом, и своим решением положил конец долгим судебным разбирательствам по этому делу, которые продлились в общей сложности более 16 лет.

    Хотя приговор был вынесен — однако его исполнение откладывалось, так как в то время в Японии был объявлен негласный мораторий на выполнение смертных казней. Смертные казни в стране практически не производились, поскольку тогдашний министр юстиции Сейкен Сугиура заявил, что смертная казнь противоречит его буддистской вере.

    Только после того как этот пост в августе 2007 занял Кунио Хатояма, темп исполнения смертных приговоров в стране резко возрос. Трое человек были казнены в декабре 2007, еще трое в феврале и еще четверо в апреле 2008 года.

    В воскресенье 8 июня 2008 года в центре столицы Японии Токио рядом с многолюдной железнодорожной станцией Акихабара 25-летний Томохиро Като врезался на грузовике в толпу, сбив троих человек, после чего выскочил из машины и набросился на прохожих с ножом. Очевидец произошедшего рассказал японскому телевидению: «Он прыгнул на мужчину, которого сбил машиной и много раз ударил ножом. А потом пошёл к станции Акихабара, пыряя ножом кого попало». Вооружённый ножом злоумышленник ранил 18 человек, семеро из которых скончались.

    Этот инцидент вызвал настоящий шок в Японии и спровоцировал ответные действия Министерства внутренних дел — во вторник 17 июня 2008 года в тюрьмах Японии были казнены еще трое человек осужденных ранее за тяжкие преступления, среди которых в 6 ч. 19 мин. в тюрьме Косуга в Токио был повешен 45-летний Цутому Миядзаки.

    Тюрьма Косуга в Токио, в которой был казнен Цутому МиядзакиТюрьма Косуга в Токио, в которой был казнен Цутому Миядзаки

    Тюрьма Косуга в Токио, в которой был казнен Цутому Миядзаки

    Министр юстиции Кунио Хатояма сказал: «Мы твердо и последовательно выполняем смертные приговоры, чтобы совершить правосудие и защитить верховенство закона».

     

    Комната Миядзаки 12 августа 1989 года

    Комната Миядзаки 12 августа 1989 года
    Комната Миядзаки 12 августа 1989 года

    Комната Миядзаки 12 августа 1989 года

    Что сказать… Аккуратненько у него всё дома так… :))

  52. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Да ну, бро. Это чересчур банально. Какая у меня причина жалеть Мари Конно?.. Из-за того, что у неё на панцу две белые полосочки?.. Типичный японский маньяк задушил типичную японскую девочку. Просто факты. А мне надо так, чтобы слёзоньки текли. :fairy15:

  53. Нидзи (1211 comments) пишет:

    И да, я некрофилом не являюсь. Сопереживание для меня — не секс. :fairy21:

  54. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Действительно, жалеть то нечего, равно как и сопереживать))
    Я эт к чему… А чем мы, сопссно от «типичного японского маниака» отличаемся? Фетиши те же… Может мании разные?..
    :50grandmas:

  55. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Степень мании разная, скорее… :fairy2:

  56. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    И я о чём… градус, я бы сказал)
    Так чё ж мы о коллегах слёзоньки не льём, ммм?
    Я вот, как “Последняя жизнь” не перечитываю, прямо аж до дрожи… А всё потому, что вполне себя на месте главного героя представляю. С “Лолкой” тож. Сопереживание = Сочувствие.

    Так то. Следовательно, Миядзаки достоин пожаления, имхо:)

  57. Нидзи (1211 comments) пишет:

    Скажем дипломатичней, сострадание к нему возможно — но не в том случае, когда история о нём изложена в публицистическом формате бульварной газетёнки. Я хоть примерно и представляю как, но, увы, прослезить читателя не способен — не моё, как говорится, амплуа. Локис, пожалуй, смог бы, но что-то он уже давно не пишет в духе “Последней жизни” с “Лолкой”. Вот даже Виктор обеспокоен сабжем, ибо на лицо состав преступления, а расплаты за это драмы в связи с этим никакой!.. :fairy14:

  58. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Мы с тобой в таком возрасте, бро, что педалирование драмы уже не актуально (на погост скоро:) Документалки, в связи, более чем достаточно.
    Тем более, история поучительная: одного физического уродства, например, и комплексов на его основе + характер, где инстинктивные побуждения сильнее тормозящих импульсов, достаточно чтобы пустить жизнь под откос.
    Сойдись не так звёзды и пара негативных факторов, наподобие, привели бы и нас с тобой на страницы той же «бульварной газетёнки».

    Вот на размышления какого рода этот материал меня сподвигает и заставляет, синхронно, воздать хвалу олимпийцам за счастливо брошенный жребий… :38grandmas:

  59. Виктор (15 comments) пишет:

    Алеша Здраствуйте вам опять я у вас Как вы относитесь к проекту ДЕТИ- 404 http://www.deti-404.com/ru Как на ваш взгляд имеет ли право ребенок-подросток сказать о своей ориентации не таясь. Настанет ли время когда к такому будут относится нормально или хотя бы терпимо ?

  60. Алеша Локис (1245 comments) пишет:

    Да, Виктор, эта тема меня очень волнует. Собирался даже написать отдельный пост о проекте ДЕТИ-404, только руки пока не дошли…
    Не знаю, правда, подробностей, но тем не менее я уверен, что руководители этой группы — смелые и добрые люди, которые имеют своей целью помочь подросткам. Если у вас есть информация из первых рук, пожалуйста, расскажите. Уверен, наши читатели будут вам благодарны. И конечно, выскажутся!..

  61. Егор Едемский (1853 comments) пишет:

    Уверен, наши читатели будут вам благодарны. И конечно, выскажутся!..

    Ага, народ у нас смелый, даже отчаянный:) Децкую эвтаназию мы, кстати, тоже всецело поддерживаем!..

  62. Василий Палыч (1 comments) пишет:

    http://govoryt-ukraina.tv/stories/discuss/1741—ispovedy-odnogo-transvestita/

Оставить комментарий или два

Вход на сайт под своим логином, для тех, кто не любит играть в пазлы:)

Вход или Регистрация

.




Не получается отправить? — инструкции


Скрыть объёмистое содержимое можно под тегом [spoiler]

Разрешённые теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>