Моё маленькое счастье (продолжение, часть 3)

Криминальный поцелуй

Глава пятая. Криминальный поцелуй

Я лёг рядом с Сашей и буквально всю ночь умилялся тому, что она рядом, — не засыпая глубоко, а пребывая в сладких грёзах. Но усталости не было. Казалось, что будь у меня в распоряжении целая вечность, я бы провёл её с этой девочкой.
Рассвет неумолимо приближался, а значит, приближался и час расставания. Потягиваясь, словно милый котёнок, Саша открыла глазки и спросила:
— Лёш, сколько сейчас времени?
— Ещё очень рано, — ответил я, — можешь ещё спать, сегодня ж суббота.
— Мама будет беспокоиться, — зевая, сказала Саша.
— Ой, да ладно. Она же думает, что ты у подружки. Тем более, ещё только шесть утра. Мы быстро приедем, не переживай.
— Ну хорошо, Лёш.
И она опять уснула. Я вышел на кухню в намерении приготовить чего-нибудь поесть, но, представив себе, что сейчас начну греметь посудой, решил заказать завтрак из ресторана. Выбрав в интернете подходящий, я сделал заказ онлайн. Мне быстро перезвонили и пообещали доставить всё за час.
Еду доставили даже раньше, с опережением на десять минут. Курьер был вежлив, да и справился быстро — поэтому я решил оставить ему хорошие чаевые. Ну а что, пусть купит себе чего-нибудь, работа у него не из лёгких. Ведь когда-то давно мне тоже приходилось развозить по адресам пиццу…
Я решил, что не стоит будить Сашеньку, а можно просто разложить еду по тарелкам и принести ей завтрак прямо в постель. С такой прелестницей хочется побыть настоящим джентльменом. Положив пару кусочков пиццы на одну тарелку, а на другую — салат «цезарь» из контейнера, я открыл бутылку с апельсиновым фрешем, который приехал в качестве подарка за большой заказ, и наполнил им хрустальный стакан. В спальне я поставил поднос рядом с Сашиной подушкой. Аромат горячей пиццы заставил мою малышку открыть глаза. Она посмотрела на меня таким благодарным взглядом, что я ни на секунду не усомнился в его искренности.
— Лёша, это мне?
— Да, Саш. Я подумал, что тебе бы не помешало хорошенько подкрепиться перед тем, как ехать домой. Конечно, если ты всё ещё хочешь ехать…
— Мне тут очень нравится, но мама… Знаешь, я могу ей позвонить и соврать, что останусь у подруги до воскресенья, хочешь?
— Конечно хочу, Саш. Ты ещё спрашиваешь! Сходим с тобой куда-нибудь. Ты можешь выбирать из всего, что угодно. Куда б ты хотела, например, ммм?
— А куда можно?
— Я же говорю: куда угодно. О расходах не беспокойся, это абсолютный пустяк. Важно то, что ты со мной. А мне с тобой будет интересно, не сомневайся.
— Ааа… давай, сходим в зоопарк!
— Почему бы и нет… А ты видела когда-нибудь шоу с дельфинами?
— Не, не видела! Слушай, да, я хочу сходить на дельфинье шоу. Очень люблю дельфинов, они умненькие!
— Как думаешь, может нам составить на сегодня целую развлекательную программу? Я ведь практически никуда не хожу. Всё работаю…
— Бедняжка. Лёш, ну я тоже редко хожу куда-то. Я вообще домоседка.
— На самом деле мне нравится, что ты домашняя девочка. Ты не водишься с плохими компаниями, много читаешь наверняка. Ты умница, поэтому ты мне и понравилась. И ещё… ты очень красивая, лапусь!
Произнося последнюю фразу, я бережно провёл рукой по Сашиной щёчке — кожа была нежнейшей, мне было не удержаться. Она улыбнулась.
— Спасибо, Лёш. Ну что, на дельфинов?
— Да-да, сейчас посмотрю, во сколько…
Я нашёл в интернете нужную страничку и забронировал два билета на первый ряд, после чего вернулся к Саше:
— Шоу начнётся ровно в двенадцать. Ты пока умывайся, приводи себя в порядок, а я выгоню машину. Потом приду за тобой, ладно?
— А Чипа возьмём?
— Сашенька, нет… Туда с собаками, к сожалению, нельзя. Пусть дома посидит, мы ему оставим еды.
— Ой, жалко… Чипу бы дельфины тоже понравились, я уверена. Но раз так, то что поделаешь…
— Ага. Ну окей, я пошёл вниз, за машиной.
— Ладно.
Вскоре мы с Сашей уже сидели в нашем полноприводном экипаже. Приехав в дельфинарий, мы в ожидании начала представления взяли по стакану попкорна, а затем прошли на свои места. Дельфины были бесподобны, однако видовое разнообразие морских артистов на водной сцене одними дельфинами не ограничивалось. Главным героям шоу помогали белухи и морские котики — они гармонично вписались в компанию водоплавающих циркачей. Саша с восторгом смотрела на происходящее, её не смущали при этом брызги, которые были неотъемлемым атрибутом наших вип-мест.
— Ну как, понравилось? — спросил я, когда мы вышли из дельфинария.
— Конечно! Шоу оказалось даже круче, чем я себе представляла. Спасибо большое, Лёш. А мы ещё куда-нибудь сегодня сходим?
— Точно не устала? А куда бы ты ещё хотела?
— В парк аттракционов!
— Ну хорошо. Я, кстати, подумал о том же. — твои слова опережают мои мысли!
— Ты такой забавный, Лёш. Ну ладно, тогда поехали, раз наши желания совпадают…
Путь наш лежал прямиком в парк развлечений. Опробовав все аттракционы — а некоторые даже не по одному разу! — и поглотив немалое количество сластей, мы с Сашей решили, что сходим на вечерний сеанс в кинотеатр, в завершение наших сегодняшних приключений. Фильм был трогательный, романтическая история под названием «Дневник памяти», и Сашенька в конце даже проронила слезу, поскольку развязка была трагической. Я, хотя и не считаю себя сентиментальным любителем кино подобного жанра, тоже прослезился, однако она моих слёз не видела — девочка смотрела на экран с открытым ртом до самых титров, пока в зале не включили свет.
— Ну что, куда теперь? — спросил я.
— Наверное, домой? Я не хочу, правда, но иначе никак. Мы же с тобой увидимся на следующей неделе? Просто с тобой так хорошо — у меня никогда такого не было. Ты мне нравишься, Лёша. Ой, прости, ляпнула же! Я же маленькая совсем, у нас не может быть ничего такого…
— Это кто тебе сказал, что не может? Мы ведь нравимся друг другу, в чём проблема? Большинство просто живёт по инерции. Унылые святоши — только и могут, что запрещать безобидные вещи, оправдывая при этом всякие ужасы, например, войну. Они даже не учитывают мнение самих подростков, не спрашивают вас о том, чего вы на самом деле хотите. Неужели мы будем с тобой следовать глупым запретам ханжей?! Сами придумали дурацкие правила, сами пусть их и соблюдают. Мы с тобой люди современные и продвинутые, да? Можно ведь просто ничего никому не говорить — вот и всё! Мы свободны любить того, кого пожелаем…
— Да, ты прав. Можно тебя обнять, Лёш?
— Можешь не спрашивать, Саша. Если чего-то хочется, просто делай это.
Она обняла меня и, видимо оценив мой совет, поцеловала сначала в щёку, а потом, посмотрев прямо в глаза, нежно прильнула своими губами к моим. От неожиданности я совершенно потерял контроль над происходящим — будто внезапно опьянел. Вокруг были люди, но страх того, что нас кто-то может засечь, растворился в нахлынувшем наслаждении. В реальном времени прошло всего несколько секунд, но передо мной буквально пронеслась вся моя жизнь. Она казалась такой блёклой по сравнению с этими прекрасными мгновениями — секундами моего первого поцелуя. Сердце прыгало и кувыркалось в груди, как сумасшедший акробат под куполом цирка.
Когда Саша закончила, я так и стоял в оцепенении, как дурачок.
— Тебе понравилось, Лёш? Мне очень…
— Саша, я… я не знаю, у меня нет слов. Это было божественно. Я будто в раю побывал. Ты уже целовалась так с кем-нибудь?
— Нет, Лёш. Это у меня первый раз. А у тебя?
— И у меня.
— У тебя никогда не было девушки?
— Нет. И слава богу. Если бы я доверил мой первый поцелуй кому-то другому, я бы себе никогда этого не простил. Это должна была сделать ты, и ты это сделала. Я думаю… Нет, я уверен, что это наша судьба. Я искал свою любовь, и похоже, моя любовь — это ты.
Наши взгляды остановились друг на друге. Я подумал, что мои слащавые слова — просто банальности, которые совершенно сейчас излишни: безмолвие тихого весеннего вечера нарушало лишь биение наших сердец и пение сверчков, — и нет смысла в такой момент пытаться выражать чувства вслух…
Тут я ощутил на себе тяжёлый сверлящий взгляд. Оглянувшись, я заметил в тусклом свете фонарей мужскую фигуру, прислонившуюся к стволу дерева и понял, что он всё видел, а может, и слышал наш разговор. Мне стало по-настоящему страшно. Я представил, что сейчас меня убьют на месте, стоит только немного замешкаться. Саша тоже всё поняла без слов — её глаза наполнились ужасом, и я рявкнул на неё:
— Быстро к машине, я разберусь!
Она сорвалась с места так быстро, что ей позавидовал бы профессиональный спринтер. Силуэт мужчины двинулся на меня, готовый, казалось, к любому сопротивлению. Ожесточённо, словно обезумевший берсерк, он с криком «Умри, пидарас!» замахнулся, чтобы в следующее мгновение нанести мне мощный удар. Остаётся загадкой, как я успел отреагировать буквально в доли секунды, — видимо, спасла моя поистине кошачья реакция, которая позволила увернуться от «колхозного» удара этого типичного представителя дворовой шпаны. Но кулак всё же задел меня по касательной, больно скользнул по подбородку и опустился на ключицу так, что я почти потерял равновесие. Отступать, однако, было нельзя. Я должен был защититься сам и защитить свою любовь. И откуда у меня взялось столько силы? Я ведь практически никогда и не дрался. Лишь однажды в школе после уроков, да и то, мне просто разбили нос, а обидчик так и не получил сдачи. Сейчас же в меня будто демон вселился. Я отпрыгнул, когда этот зверь в человеческом облике готовился нанести удар ногой, поднырнул под него и, вложив всю силу в правую руку, вломил врагу в челюсть. Видимо, такого поворота событий он не ожидал, да и я, честно говоря, тоже. То ли от неожиданности, то ли оттого, что удар получился действительно сильный, у нападавшего подкосились ноги, и в следующий момент он рухнул на асфальт, задев головой чугунную тумбу. У меня не было времени на анализ произошедшего — я со всех ног бросился прочь. Подбежав к машине, крикнул Саше:
— Скорее!
Нажав на кнопку пульта, я услышал спасительный щелчок: двери Ровера разблокировались, и мы запрыгнули в машину.
— Лёша, это что, кровь?! Ой, у тебя вся рубашка в крови…
— Ааа, царапина…
— Ничего себе, царапина! Посмотри!
Она выхватила из сумочки зеркальце и подала мне. Подбородок был рассечён, на нижней челюсти виднелась длинная глубокая рана, из которой хлестала алая кровь. Я сказал:
— Похоже, задел какую-то артерию. Вот же…
— …урод, — договорила Саша.
— Точно, настоящий урод. У тебя есть тряпочка чистая, Саш?
— Сейчас поищу.
Я завёл машину и с пробуксовкой рванул с места. В суете вместо «Драйва» я случайно включил «Реверс», и Саша, не успевшая пристегнуться, по инерции полетела вперёд, чуть не стукнувшись головой о «торпеду» — я буквально поймал её на лету. Не будь я сейчас в адреналиновой горячке, чёрта с два бы у меня это получилось, но Саша была спасена.
— Ой, блин! Лёш, прости, я не пристегнулась. Спасибо, что ты…
— Да ничего, я сам виноват. Врубил не ту передачу и слишком резко дал по газам. Пристегнись!
— Ага, ладно, — Саша защёлкнула ремень.
— Нашла тряпочку?
— Да, вот. Подойдёт?
Она протянула свой чистый носовой платочек.
— А он тебе не нужен? — спросил я.
— Нет. У меня дома ещё есть.
Сложив платок в несколько слоёв, я придавил им рану, держа руль одной рукой. Платочек быстро пропитался кровью, и в воздухе уже появился отчётливый металлический запах.
— Лёш, тебе бы в больницу надо. Это ужас какой-то, мне страшно!
— Лапусь, нельзя мне в больницу. Если узнают, что была драка, начнут разбираться, что к чему, и тогда нас разлучат.
— За что?! Ты же защищал нас!
— Пойми, когда тот урод очнётся, он обязательно расскажет, что мы с тобой делали. За это меня могут посадить в тюрьму.
— Что? Тебя? Посадить? Его надо сажать, а не тебя! Он плохой, а не ты!
— Наше государство думает по-другому, Сашенька. Его оправдают, а я буду за решёткой, и мы никогда больше не увидимся. Меня все вокруг будут считать ужасным педофилом, растлителем малолетних… А я просто люблю тебя.
— Это же несправедливо! Я тоже люблю тебя! Почему так-то?!
— Такова жизнь, Саш. Так что сейчас я отвезу тебя домой, а сам поеду зашивать рану, если успею. Ну, вроде крови стало поменьше, да?
— Бедненький мой… Лёш, я не хочу домой, хочу быть с тобой. Хочу знать, что с тобой всё в порядке. Ну пожалуйста. Поехали к тебе?
— Твоя мама и так не видела тебя двое суток…
— Ничего, я ей позвоню. Хочешь, сейчас наберу?
— И что скажешь? Что едешь с каким-то дядей, истекающим кровью, на его машине… прямо к нему домой?
— Нет, конечно, — Саша слегка улыбнулась, хотя с лица её не сходило выражение испуга. — Я скажу, что приеду чуть позже, и всё. Ты же отвезёшь меня сегодня домой, если всё обойдётся?
— Конечно, отвезу. Ну ладно, давай сначала ко мне…
Мы добрались до моего дома. Посмотрев на подъезд, я подумал о том, как хорошо начинался этот день. А сейчас я поднимаюсь по ступенькам с перекошенным от боли лицом, из которого ручьём течёт кровь, и даже не знаю, что стало с тем идиотом, который всё это устроил. Жив ли он? А вдруг я убил его? А если не убил, то он ведь запомнил меня! Или не запомнил? Мысли роем шершней жужжали в голове, пока их не прервала моя маленькая спутница:
— У тебя вроде кровь больше не идёт, Лёш. Это же хорошо?
— Да в целом хорошо. Но думаю, всё равно придётся наложить швы. Или хотя бы пластырем заклеить.
— Тебе помочь?
— Как хочешь. Я только гляну получше, что там у меня, а потом скажу, если мне что-то понадобится, ладно?
— Окей.
Я подошёл к зеркалу в ванной. Из неровных краёв рваной раны кровь действительно уже не текла, а лишь немного сочилась, — это радовало. Однако, быстро нарастал отёк. Боль была, но не такая сильная, какой можно было ожидать от подобного повреждения. Видимо, никаких крупных сосудов и нервов нападавший не задел. Да уж, давненько меня не били… Настоящее боевое крещение, мать его… Но шрамы, как говорится, мужчину только украшают. Тем более что в бою я всё-таки одержал свою первую, пусть неуклюжую, но победу. Хотя разве победа бывает неуклюжей?
Я заклеил рану лейкопластырем, маленькими его отрезками создав некое подобие швов. Получилось неплохо, в надёжности конструкции сомнений не было. Стоил ли поцелуй моей девочки всего этого безобразия? Определённо, стоил. Хотя я бы добавил ещё пару минут к тем мгновениям концентрированного счастья…
— Ну как, Лёш? — спросила Саша, когда я вышел из ванной.
— Да всё нормально.
— Болит?
— Ну, немножко…
Саша медленно подошла ко мне, притянула к себе вплотную и подарила ещё один поцелуй:
— Лёша, спасибо тебе за всё. За сегодняшний вечер и за тот раз, когда мы впервые с тобой встретились. Ты — мой ангел-хранитель.
— А ты — мой. И знаешь, ты очень симпатичный ангел. Если бы среди ангелов проводили конкурсы красоты, ты бы победила.
— Ахаха! Лёш, умеешь же ты комплименты на ходу сочинять! Но знаешь, я всё-таки в настоящих ангелов не верю. Ну в тех, что типа в небесах летают. И в бога тоже не верю. По-моему, это чушь. Красиво, конечно, но чушь…
— Я тоже так думаю. Но чудеса всё равно случаются. Я каким-то чудом встретил тебя, каким-то чудом сегодня смог врезать тому ублюдку… Что-то нам определённо помогает!
— Ну, может быть… А может, это всё ты? В тебе есть что-то такое, чего нет в других. Ты сильный. И не только физически.
— Спасибо… Мда, похоже, это не я здесь мастер комплиментов, лапусь, а ты!
Саша улыбнулась. Наконец-то страх исчез с её лица — она расслабилась. Было видно, что она больше боялась за меня, но теперь, убедившись, что со мной всё хорошо, успокоилась окончательно. Я отвёз её домой и нежно поцеловал в губы — уже сам. Она была не против, несмотря на то, что лицо моё уже покрылось щетиной и наощупь было шершавым, как наждачная бумага. Прощаясь, мы условились встретиться в понедельник. Я верил, что именно этот день станет переломным в наших отношениях. Так оно и случилось.

Если бы среди ангелов проводили конкурсы красоты, ты бы победила

(Продолжение следует)


Представьте себе, что у вас есть идея написать рассказ о преступлении. Осталось решить, стоит ли писать от первого лица, то есть от лица преступника. После некоторых колебаний вы приходите к выводу:

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Архив опросов


Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

10 коммент. к “Моё маленькое счастье (продолжение, часть 3)”

  1. Рустам (14 comments) пишет:

    Сугубо из моего личного опыта драк с гопотой. Ну не говорят они “Умри, дон Педро” (или что-то подобное). :-) Вообще при нанесении удара что-то длиннее “Ннна” или “Получи” сказать трудно, не синхронизируется с биомеханикой эффективного удара. Кроме того, голым кулаком трудно рассечь лицо в области подбородка, обычно рвется кожа на скулах или надбровьях, особенно при “братном маккИ”, что описан у ЮЮ. История все больше и больше представляется надуманной, что не исключает трагичного финала.

  2. Алеша Локис (1249 comments) пишет:

    ГГ безоглядно лезет в огонь, а попадись он еще с фальшивыми номерами и документами…

    Погодите, Рустам. Всё ещё будет…
    И вы сможете гордиться своей проницательностью!.. :47usagi:

  3. Серж. (28 comments) пишет:

    Рустам (5 comments) пишет: История все больше и больше представляется надуманной, что не исключает трагичного финала.

    А.Л. Погодите, Рустам. Всё ещё будет…
    И вы сможете гордиться своей проницательностью!.

    Серж “Если на сцене висит ружьё (в данном произведении травматический пистолет) значит в последнем акте оно стрельнет.”

    Какое то странное мы обсуждаем эссе. Оно не надуманное, а наспех сшито из разных матерчатых лоскутков произведений Клары Сагуль, которыми в 90х я зачитывался. И задрачивался.

  4. Егор Едемский (1876 comments) пишет:

    Друзья мои! Вам бы всё ругать, ей богу… А самим бы взять да и… начертать, что-нить подостойнее, ммм?..
    У меня может тоже накипело, но я же терплю, сдерживаюсь… ;)

  5. Алеша Локис (1249 comments) пишет:

    Вот уж что правда, то правда, Глеб Егор Егорыч!.. :55usagi:

  6. Алеша Локис (1249 comments) пишет:

    Серж “Если на сцене висит ружьё (в данном произведении травматический пистолет) значит в последнем акте оно стрельнет.”

    А вот угадайте с одного раза, Серж, из травматики ГГ убьёт мента, свою пассию или себя?
    Иль, может, всех троих???.. :82usagi:

  7. Рустам (14 comments) пишет:

    И одною пулей он убил обоих, и бродил по берегу в тоске. :-D Насколько я понял, ГГ купил лоховскую бесствольную “Осу” с четырьмя дырками и пьезоэлектрическим запалом, который срабатывает через два раза на третий. Так что пульки надо беречь. Меня не столь удручает прогнозируемость ситуаций - и не нужно быть Кассандрой для этого. Текст линеен, монотонен, много словесных штампов и ненужной детализации. Похоже на милицейский протокол или творения самодеятельных писателей порнографических рассказов для сайтов соответствующей направленности. Или еще в 90-е в подземных переходах были “рассказчики” жалостливых историй, которые зарабатывали себе таким образом на скудное пропитание. А касаемо сути - если в основе лежат реальные события, тогда где-то в параллельной Вселенной горько плачет маленький добрый хомячок, восклицая “Увы вам, увы!” :-( Не нужно огорчать хомячков и возлюбленных своей дуростью…

  8. Серж. (28 comments) пишет:

    А.Л. А вот угадайте с одного раза, Серж, из травматики ГГ убьёт мента, свою пассию или себя?

    Лёш, а Лёш отвечу я словами девочки нимфеточки, здесь стрельба идёт по нашим мозгам и нервам. Создаётся впечатление некого садо мазохизма. А.Л. прекрасно знает цену этому провокационному эпосу, и ему непременно нужна наша бифуркация.

  9. Хрюккенгер (78 comments) пишет:

    Какие вы все кровожадные, однако… Может, и вправду, педофилы - это настоящие монстры, которые только лишь притворяются такими няшками? А на уме у них - вовсе не сюси-пуси, а кровькишкирас@#$%&асило…

  10. член координационного комитета по сексуальным свободам (ЧККПСС) (243 comments) пишет:

    Какие вы все кровожадные, однако…

    А вы какие, Хрюккенгер?

Оставить комментарий или два

Вход на сайт под своим логином, для тех, кто не любит играть в пазлы:)

Вход или Регистрация

.




Не получается отправить? — инструкции


Скрыть объёмистое содержимое можно под тегом [spoiler]

Разрешённые теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>